Проект таёжного дьявола

Размер шрифта: - +

Глава 36. Часть 2. Граффити

 

Глава 36. Часть 2. Граффити

 

– Отец, срочно антидот! Вике совсем плохо. И полную дозу. Ты же уже понял, что спектакль отменяется, – крикнул Артём, и уже тише добавил:

– Я должен был так поступить, чтобы защитить сестру. Мне жаль, что твой проект провален.

– Ты не понимаешь, – мужчина зажмурился и начал тереть ладонями виски, – дело не только и не столько в проекте. Ты выпустил джина из бутылки.

Одной из главных задач хитроумной многоходовки, которую разыгрывал учёный, было, чтобы все её невольные участники выполняли свои роли добровольно. 28 лет назад ему удалось начать свой сложный эксперимент именно так, без давления и принуждения, без насилия и жертв. Этого он хотел добиться и сейчас. Но сын нарушил его планы. Теперь они оба будут отстранены от дела, и Совет, скорее всего, примет сторону его младшего брата – решит действовать жёстче.

– Об этом потом, – снова крикнул Артём. – Антидот! Не видишь, твоя племянница задыхается!

Мужчина встрепенулся и выбежал из кабинета, крикнув на ходу:

– Я сейчас.

– Держись, доченька, – сказал Александр, который всё это время сидел рядом с Викой, лежащей на кушетке, – через пару минут тебе станет легче.

Один раз он уже видел, как быстро больной может почувствовать улучшение, если его лечением занимаются шуйя. 28 лет назад, в доме Варвары этот безумный учёный ввёл его маленькому Артёмке какой-то препарат, и малыш повеселел на глазах. Тогда Александр и Любовь испытали искреннюю благодарность этому странному человеку. Но теперь ситуация была совсем другой. Шуйя специально что-то подсыпали Вике. Планировалось, что девушка и её родители поверят в серьёзность болезни и её неизлечимость традиционными методами. Тогда шуйя проведут показательный сеанс лечения. Впечатлённые его результатами, все трое будут готовы на любые условия. А условие было одно – Вика должна жить в посёлке Таёжный. Якобы только там будет возможно продолжить её лечение. Цель шуйя – наблюдать за девушкой всю её жизнь, и, по возможности, не допустить, чтобы у неё были дети. Им нужны были гарантии, что не начнётся цепная реакция, а уж если всё-таки начнётся, то будет происходить под их контролем.

Учёный вернулся в кабинет в медицинских перчатках и со шприцом в руках. Умелыми движениями он быстро сделал Вике инъекцию.

– Скоро препарат подействует? – с нетерпением в голосе спросил Александр.

– Через пять минут должно начаться улучшение. А уже через полчаса температура спадёт и боль утихнет.

– Но проблемы с дыханием? – Александр с остервенением посмотрел на учёного. – Когда она перестанет задыхаться?

Ему хотелось схватить этого безумного циничного человека за грудки и трясонуть хорошенько. Как он мог так поступить с собственной племянницей?

– Не волнуйтесь. Введённый антидот быстро нейтрализует все токсины. Но даже и без него никакой реальной угрозы жизни девочки нет. Цель вещества, которое было подсыпано Вике, только вызвать видимость ужасной неизлечимой болезни. Она бы выздоровела через несколько дней так или иначе. Мой глупый бедный мальчишка даже проверял препарат на себе.

– Но почему она так тяжело дышит? Артём говорит, у него не было таких симптомов, – с отчаянием в голосе спросил Александр.

Учёному самому не нравилось, что племяннице настолько нехорошо. Он вышел из кабинета и вернулся со стетоскопом. Хотя свист, с которым воздух пробирался в лёгкие девушки, было слышно и без прибора, мужчина хотел понять насколько всё плохо. То, что он услышал, ему совсем не понравилось. Он начал мерить комнату шагами. Что-то было не так. Неужели кроме сына кто-то ещё вмешался в его игру?

Артём догадался, о чём думает отец, мечущийся по комнате взад-вперёд. Парень посмотрел на часы. Прошло уже больше пяти минут. Сестре должно становится лучше. Но не становится. Неужели кто-то переиграл их обоих?! Парень соскочил со стула и подошёл к отцу.

– Ты уверен, что Вике подсыпали твой препарат? – спросил он тихо. – Ты отслеживал этот этап?

– Да, – тоже в полголоса ответил тот и с досадой добавил, – неужели я где-то прокололся?

– Чёрт! Кто это может быть? Какие у него цели? – Артём сам начал носится по комнате.

– Я не знаю, сынок, – с безысходностью в голосе ответил учёный.

Парень снова подошёл к нему взял за плечи и посмотрел в глаза:

– Думай, отец, думай! Ты должен её спасти! Ты можешь!

Александр не слышал, о чём говорили мужчины. Он сидел на кушетке рядом с Викой и держал её за руку. Девушке с каждой секундой становилось всё труднее и труднее дышать. Воздух не мог больше пробираться сквозь отёкшую гортань и бронхи к лёгким. Уже даже не было слышно свиста, только страшный хрип. Но ещё через несколько секунд и он затих. Отец в отчаянии приподнял дочь и начал её трясти:

– Вика, дыши! Дыши! Слышишь?! Дыши, доченька! Дыши…

Невозможный дикий чёрный страх потерять свою девочку завладел мужчиной. Раньше ему всегда удавалось её защитить, но как это сделать теперь?

Инстинкт защитника, а следом и любовь к крохотному созданию родились у Александра ещё до того, как он впервые увидел свою малютку. Он бежал по тайге. Очень-очень торопился. У него сердце сжималось от мысли, что где-то на полянке совсем одна лежит беспомощная малышка. Она не понимает, почему её бросили, почему рядом никого нет. Ему нужно, как можно скорее найти её и прижать к себе – тогда всё будет хорошо. Она где-то рядом. Он уже слышит её отчаянный плач, который заглушает неистовый лай собак, раздающийся откуда-то сзади. Но вдруг голос малышки затих. Почему? Что с ней? Невозможный дикий чёрный страх, что с крошкой что-то случилось, заставил мужчину бежать ещё быстрее. Ну, вот наконец-то он на месте. Ромашки, растущие сплошным ковром на поляне в одном месте были примяты – девочка там. Мужчина подбежал к малышке. Она лежала плотно завёрнутая в толстое одеяло. Её глазки были закрыты. Она дышит? Александр схватил малютку на руки и начал трясти:



Ольга Обская

Отредактировано: 06.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться