Проект Химера. Код 15.

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ХАОС. Рейд. Первая часть главы.

_____________________1.jpg

Дни ненастные настали, плоть пронизывает дрожь,

Ты опять в моём подвале эти звуки издаёшь.

А в новостях я помню говорили, нет вакцин и шансов ноль.

Никого не излечили зло, насилие и боль.

Царят повсюду и с теми кто был заражён встречаться стоит едва ли,

Поскольку каждый не просто рассудка лишён, они убийцами стали.

В пистолете два патрона, те что берегу для нас.

Больше в мире нет закона, хаос лишь в сознании масс.

Опять лежу на полу и с тобой говорю, а там за стенами дома

Шаги тех тварей слышны что по душу мою приходят снова и снова.

Шансов ноль, шансов ноль.

( группа КняZz, композиция "Вирус")

Прошло два месяца со дня блокирования города. Ребята уже обосновались и хорошо обустроили лагерь. Даже придумали ему название "Шелтер", что в переводе с английского означает убежище. Название конечно предложил Ромеро. Почему на английском? Для него зомби апокалипсис неразрывно был связан с Америкой, то есть с США. И хотя всё произошло в России, он таким образом хотел отдать дань почтения тем, кто смог предсказать всё это дерьмо. В лагере уже проживало шестьдесят семь человек. Двадцать пять мужчин, двадцать восемь женщин, пять стариков и восемь детей. Подростки старше пятнадцати лет у них уже относились к взрослым, это значило что им разрешено оружие. За два месяца старший лейтенант Смирнов Илья Николаевич сумел обучить начальным азам военной подготовки всех взрослых. За это время он отобрал группу в которую вошли двадцать человек. С ними он занимался особенно усердно. Группу старлей условно разделил на две части по десять человек. В каждой назначил командира. Короче ввёл военные порядки. Вот эти люди и выезжали в основном в рейды и ходили в караулы по охране базы. Так же в свободное от вылазок время они тренировались на небольшом импровизированном полигоне где отрабатывали групповое вхождение в здание, отход с прикрытием и всё в таком роде. Старлей так же чуть ли не каждый день наставлял и показывал, когда остаёшься один, как выбираться к своим в городских условиях, когда кругом одни враги. Ну и конечно физ.подготовка. Все устали от этой муштры, но понимали, без неё они могут погибнуть. Илья личным примером мотивировал их к занятиям, требуя от всех одинаковой отдачи невзирая на пол, возраст и физическое развитие. Благодаря приобретённым навыкам и тренировкам группы в рейдах спокойно справлялись с враждебно настроенными элементами. Даже с мародёрами и уголовниками, которых они особо не жаловали за то что у тех не было никаких моральных принципов и этических норм. И пришли к выводу что живые люди куда опасней чем зомби.

На следующее утро, после завтрака, все обитатели лагеря, включая детей, собрались на центральной площадке огороженной автобусами, которую назвали Грушинской или Грушёвкой в честь бардовского фестиваля. На ней, как и на знаменитом фестивале, каждый вечер собирались у костра, пели под гитару всякую фигню, обсуждали прошедший день за стаканом спиртного, но только в меру и конечно же пили чай с дымком, заваренный в десятилитровом котелке. Люди зевая и подтягиваясь расселись вокруг потухшего костра. Алексей поднял руку.

- Мы здесь собрались, чтобы обсудить предложение Володи о создании новой экипировки. - начал он опустив руку. - Настала необходимость отличаться от остальных выживших. Нужно решить, какая одежда на нас будет. Вы все знаете, что на днях, группа выживших из центра, попала в перестрелку на окраине с бандой мародёров. Когда к ним прибыла подмога, они в перестрелке с бандитами случайно подстрелили своего, потому что не могли различить где свои, а где чужие. И вот ещё что, на одной из вылазок мы уничтожили зомбака, у которого был прокушен кроссовок каким-то животным, возможно собакой. Наверное заражение произошло именно через прокус. Я думаю, что кроме одежды, ещё нужна добротная обувь, рабочие или солдатские ботинки, можно сапоги.

Молодой человек по имени Кирилл поднял руку сказав: - Обувь можно взять на заводских складах. Ещё небольшая воинская часть стояла за городом возле пятой зоны. Она зэков в пятой охраняла. Может там есть что-то из амуниции?

- Вэвэшников в первый же день карантина вместе с заключёнными, всех перевезли за блок-посты с их имуществом. Там, если что и оставалось, скорее всего давно растащили в первую очередь. А вот на заводских складах может что и есть. - ответил ему пожилой грузный мужик с залысиной попыхивающий трубкой, которого звали Иваном Ивановичем.

- Не все зэки доехали. - сказал молодой человек одетый в камуфляж по имени Игорь. - Несколько десятков сбежали. Воспользовались суматохой на дороге. Их в гражданских автобусах перевозили. Колонна автобусов, когда выехали за город, рассыпалась застряв в пробке смешавшись с другими автомобилями. Вот заключённые и воспользовались неразберихой.

- Откуда такие сведения?- спросил Иван Иванович дымя как паровоз трубкой.

- Я был в группе сопровождающих. Работал до карантина в охране на химкомбинате. Нас охранников, всех кто был свободен от смены, вызвали в военкомат и оттуда в составе колонны из маршрутных городских автобусов повезли в зону. Там нас встретили солдаты внутренних войск. Мы встали в усиление оцепления когда грузили заключённых. После погрузки двинулись по главной трассе в сторону карантина. Мы, охранники, ехали в заводском служебном автобусе в конце колонны. Выехали на тракт, проехали первую линию. Там на временном блокпосту ещё стояли гаишики. Проехали дальше. Кругом поле, ничего вокруг не было что сейчас там понастроили. Впереди образовалась пробка. Как нам потом сказали, впереди появилась вторая линия пропускных пунктов. Мы медленно двигались. Началась тайга. Проехали ещё с километр. Вокруг лес, а на дороге длинная пробка. Машины со всех сторон объезжают. Колонна разорвалась и растянулась. Короче застряли. Зэки стали стёкла в автобусах бить и выпрыгивать. Солдаты пытались им помешать, да куда там. Стрелять запретили, так как много вокруг гражданских. В общем, та часть колонны, которая вперёд ушла, те доехали.



Павел Янг

Отредактировано: 31.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться