Профессор грез

Размер шрифта: - +

5.3

- У всего есть начало. И есть конец. Все было порождено от матери – земли Геи и ее супруга Ураноса, отца – небосвода. Они породили трех могущественных существ, воплотивших в себе их силу. Имя этим богам Зевс, Посейдон и Аид.

Я нахмурила лоб, припоминая то, что нам рассказывали в школе.

- И? Причем здесь предательство?

Ректор Алларк мягко улыбнулся. Не спеши, Мишель… Никогда еще спешка не приносила добра.

- Мир был разделен. Посейдон стал повелителем стихии воды, Зевс верховным богом громовержцем, а Аид стал заправлять в подземном царстве. У Зевса была прекрасная жена. Однако, она таила в себе темные мысли против собственного мужа. Она предала его, подговорив Гипноса его усыпить… Затуманить разум… Один раз подобное произошло при конфликте с Гераклом, другой раз во время Троянской войны. Кстати, именно за эту милую услугу Гера обещала ему в жены прекрасную хариту… Пасифею.

Это имя! Оно кольнуло не хуже булавки.

- Пасифея… - повторила я уже знакомое мне имя. – Вот кто она. Но почему этот голос… Тогда в саду… Он звал, манил…

- Почему? Милая Мишель… Раз ты услышала его, значит…

Но я не хотела слушать. Какое-то странное чувство протеста взыграло во мне. Я зажала уши ладонями, надеясь, что так прекращу это безумие в своих мыслях, в своей душе. Все не так! Гипнос – хороший! И если он и правда помогал Гере, значит, на то были свои причины…

- Гипнос не такой… - прошептала я, поняв, что ректор Алларк больше ничего не говорит.

- А я?

Ректор Алларк наклонился ко мне совсем близко. Затем, легко подхватив меня на руки, сам опустился на то место, где раньше сидела я. Я оказалась у него на коленях, в плену жаркого кольца горячих рук. В плену его взгляда и дыхания.

Я была шокирована, смущена, напугана! Сердце стучало как сумасшедшее, и я ничего не могла с ним поделать.

- Ректор….

- А я, Мишель? Какой я для тебя? Все так же меня ненавидишь?

Я хотела было что-то ответить, но мне не дали этого сделать горячие губы, накрывшие мои в полыхающем поцелуе. По телу словно прошлась волна жара. Хотелось кричать и мурлыкать одновременно. Но самое страшное, что мне совершенно не хотелось вырываться. Я боялась, что этот поцелуй закончится и, более того, когда-то я уже ощущала его!

Когда наваждение закончилось, я все же с испуганным криком отстранилась. Мужчина не стал меня держать, лукаво улыбаясь, словно кот, наевшийся сметаны.

- Что… Что Вы себе позволяете?! – вспыхнула я, не зная, куда спрятать щеки, которые заливал румянец.

Но ректор совершенно ничего не смущался.

- Всего лишь проверил одну догадку. Скажите, Вам не показался этот поцелуй знакомым, Мишель?

Я нервно дернула плечом.

- Никогда не ощущала ничего более омерзительного!

Ректор Алларк засмеялся.

- Глупенькая Мишель… - прошептал он.



Риска Волкова

Отредактировано: 31.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться