Профессор поневоле (факультет чудовищ)

Размер шрифта: - +

Глава 24, продолжение

Пришлось снова выставлять маячки. Действия уже стали привычными – плетешь сеть, раскидываешь её по комнате, уточняешь, кого искать. Увы, сил на защиту ушло много. Поэтому утром я щеголял темными кругами под глазами и снова «радовал» студентов ужасным настроением. Лекции текли по привычному пути. Но было кое-что, немного улучшившее мое состояние. Моя группа начала общаться с боевиками. Я заметил, что Регина села поближе к Деймису. Лидер боевиков смотрел на неё благосклонно и даже удостоил несколькими фразами. Джем и ДаблКей и вовсе сдружились с вчерашними напарниками. Когда я вошел, они о чем-то весело болтали. Что ж, трудотерапия имела успех. Жаль, что не всегда мои начинания так успешны.

Увы, мой враг так и остался неузнанным. Следующие две недели маячки в комнате молчали, стены оставались чистыми и на жизнь никто не покушался. Зато возникла другая проблема, и звали её Лизи. Девчонка не давала мне прохода. Где бы я не появлялся, она обязательно оказывалась рядом. В столовой, коридоре, тренировочном зале. Нет, она не проявляла ко мне повышенного внимания, но постоянно попадалась на глаза. Решил поделиться своими сомнениями с Эленой, но сестра только рассмеялась и сказала, что я бесчувственный чурбан. Элена теперь много смеялась, из чего сделал вывод, что у них с Петером дела пошли на лад. Сестрица порхала мотыльком, ставила студентам красные штампы и мило чирикала с профессорским составом. У меня её счастливый вид начал вызывать жуткое желание подпортить настроение, поэтому я старался держаться подальше. Дело не в зависти. Скорее, в аллергии на влюбленных. Видеть не могу людей, которые теряют голову, стоит кому-то пальчиком поманить. Увы, Элена влюбилась безнадежно. Что удивительно – холодный уравновешенный Петер тоже глупо улыбался и даже стал меньше задавать, о чем мне поведали потрясенные студенты. Пока академия утопала в любви, я утопал в работе. Зачастил в библиотеку, даже к коту привык. А главным моим собеседником стал Реус. Иногда мы вечерами славно обсуждали то или иное заклятие. Меч оказался неглупым магом. Может, и хорошо, что когда-то он очутился в моих руках.

Скука. Вот что внезапно овладело мною. Наверное, я слишком долго путешествовал – и мало сидел на месте. Постепенно стены академии начали терять свою привлекательность. Но меня держали связи. Дружеские, наставнические, даже братские. Что ж, триместр продолжался, страсти улеглись, и я внезапно понял, что никому нет до меня дела. Или почти никому.

- Профессор, снова скучаете? – мордашка Лизи показалась в дверях библиотечного зала.

- Нет, работаю, - отвернулся я. Похоже, у девчонки вошло в привычку мешать моим занятиям.

- Извините, - не заметив недовольства, присела она напротив. – А мы собираемся отпраздновать Ночь смены времен всей группой. Может, присоединитесь к нам? Будет весело.

- А разве не будет общего праздника? – удивился я. Кажется, Айдора говорила что-то про большой бал.

- Будет. Но после официальной части мы хотели собраться вместе. Ну так как, профессор?

- Извини, другие планы, - знал бы я, как потом придется пожалеть об этих словах.

- Что ж, - Лизи погрустнела. – Если передумаете, будем рады.

Но я не собирался менять свое решение. Пусть развлекаются. Ночь смены времен – один из любимых праздников в Арантии. Она празднуется в последнее воскресенье первого зимнего месяца, и нет дома, который бы оставался в стороне и не зажигал свечи в окнах, чтобы новый виток времени привел к свету и добру. Я не любил этот праздник. Почему? Наверное, из-за обилия гостей, наводнявших наш дом. Приходилось ночь напролет натянуто улыбаться, отпускать комплименты полузнакомым тетушкам, прибывшим со всех концов страны, скрываться от Элены. Главное, что у меня ассоциировалось с этой ночью – усталость. За годы жизни в балаганчике отношение к празднику не изменилось. Наоборот, ночь смены времен превратилась в нескончаемую работу, выступления до рассвета и дружескую попойку в первый день нового витка. Похоже, в этот раз меня ждет бал и присмотр за студентами, а затем – посиделки с профессорами.

Захотелось сбежать, спрятаться. Уж не знаю, почему. Наверное, зимняя хандра добралась и до меня. Даже возникли мысли не ходить на бал. А что? Запрусь в своих апартаментах, займу у Аверса бутылку вина, приглашу нугов. Будет, что вспомнить. Но пришлось отказаться от этой идеи, потому что Айдора лично просила появиться на празднике. Хорошо, хоть подготовка легла на плечи нугов. Крим наябедничал. Он оказался веселым парнишкой, хоть и лохматым, как пес. Заглядывал иногда, проверял, чтобы никто не беспокоил.

Праздник приближался. Настроение ухудшалось. Душу угнетало непонятное предчувствие. Накануне торжества я все-таки выбрался в Кардем за подарками. Иначе сестрица со свету сживет. Она умеет! Помню, как-то раз ей не понравился букет на день рождения. От этого букета я уворачивался битый час. Страшно представить, что будет, если ей вообще ничего не дарить.

Городок сиял огнями. Лавки работали почти круглосуточно. Я переходил от одной к другой, надвинув капюшон мантии – срывался снег, да и не хотелось встретить где-нибудь Кроуна. У него моя мантия может вызвать уйму вопросов.

Прилавки радовали разнообразием украшений, посуды, сладостей. Глаза разбегались от такого изобилия. Но что же подарить Элене? Сестрице не угодишь. Набор заколок? В Кардеме нет ювелирных украшений высокой пробы. Кулон из горного хрусталя? Засмеет. Браслеты? Бусы? Все не то.

- Что-то ищете, господин маг?

Торговец! Тот самый, который наградил меня ларабанским мечом!

- Подарок для сестры, - честно ответил я.

- Думаю, у меня есть то, что вас заинтересует, - расплылся он в улыбке, указывая на двери лавчонки. – Пройдемте.

Аромат оружейной лавки ни с чем не спутаешь. Запах железа с нотками масел для ухода и кожи ножен. Вокруг, куда ни кинь взглядом, висели и лежали клинки, мечи, арбалеты, кинжалы, пики, магические амулеты, иглы. Рай для ценителя.



Ольга Валентеева

Отредактировано: 28.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: