Профессор поневоле (факультет чудовищ)

Размер шрифта: - +

Глава 18 (продолжение)

И потом, как-то задела фраза про Айдору – мол, она ответственно подошла к выбору профессоров. Означает ли это, что деканша знакома с настоящим Кроуном? Нет, вряд ли. Аверс говорил, что профессора порекомендовал какой-то друг. Но если не знает Айдора, то ректор уж точно должен. Эти выводы заставляли задуматься. Если кто-то догадывается, что я – не Кроун, почему до сих пор не раскрыл обман? Зачем им профессор, который не имеет к преподаваемому предмету ни малейшего отношения? Что, тьма его дери, происходит?

Надо решать вопросы по мере их поступления. Разбираться, почему кого-то устроила замена Кроуна на меня, чревато последствиями. Поэтому оставим вопрос до лучших времен. Буду делать вид, что ни о чем не догадываюсь. Хотя, вполне может оказаться так, что у меня разыгралась паранойя, и на самом деле никто не будет выводить меня на чистую воду. Лучше заняться вопросом номер два – кому покровительствует некое высокопоставленное лицо? Почему это так меня волновало? Все просто. Академия возникла, словно на пустом месте. А что, если основателем стал тот самый таинственный повелитель, чтобы кто-то присмотрел за сыночком, оказавшимся чудовищем? Или не сыночком. Внуком, племянником, братом, незаконнорожденным. Чем судьба не шутит? И вот теперь мы учим этого юношу, а с ним – еще дюжину бедолаг, чтобы ему не было скучно. Звучит совсем плохо, но лучше, чем версия Элены, что из ребят готовят оружие. Не хотелось бы стать развлечением для богатенького мальчишки. И за студентов обидно. Они стараются, каждый в меру своих возможностей. Придется еще немного поиграть в профессора и выяснить, чтобы потом не чувствовать себя шутом гороховым. И, стоит признаться, мне нравилась эта игра. Я только-только прижился в академии. Оставлять её не хотелось. А вот разобраться – да. Кого мы имеем? Джастин, Рамон, Гор и Треон из группы Элены. Кто-то из профессоров говорил, что Гор – из бедной семьи. Остаются трое. Из них наиболее подходит Джастин. Слишком уж вызывающе себя ведет. Только короны на голове не хватает. Треон как-то обмолвился, что у него десяток братьев и сестер. В высоких кругах такое количество детей – редкость. Вычеркиваем. Рамон? Может быть, я мало о нем знаю. Среди моих остались Ленор и Джем. Ленор признался, что на самом деле у него другое имя. Не потому ли, что его собственное слишком известно? Как заставить его признаться? И Джем. Тоже ведет себя высокомерно. Явно привык жить на широкую ногу. Своеобразный юноша. Закрытый, поэтому ничего не могу о нем сказать.

Четверо. Посвятить Элену в свои мысли? Пусть разведает подноготную своих студентов. А я займусь Ленором и Джемом. Зато теперь многое становилось на свои места. Например, отказ Айдоры выдать мне личные дела студентов или рассказать об их способностях. Она кого-то скрывает. Почему? Почему мальчишка должен оставаться в академии? Ему угрожает опасность? Он мешает родственникам? Его надо отвлечь от чего-то серьезного? Голова готова была взорваться.

Я заставил себя подняться и вернуться в комнату. У дверей было пусто. Никто не спрашивал, как я вышел и почему разгуливаю в рассветный час в мятой рубашке и брюках, которые были на мне в день спектакля. Еле дошел до комнаты и тут же упал на кровать. Нет, надо отдохнуть, и только потом браться за дело. А еще я хотел знать, что это за новый профессор. Послезавтра он будет в академии. Два дня на отдых.

Не знаю, уснул я или потерял сознание. Но на этот раз открыть глаза оказалось еще сложнее. К счастью, у кровати никого не было. Значит, прошло не так много времени. Сложная задача – дотащить упирающееся тело до умывальни и приобрести вид человека, а не ночной мары. Отражение в зеркале готово было напугать любого. Под глазами залегли сине-черные тени. Губы побелели, щеки впали. Впору студентов пугать. Пусть приезжает этот новый профессор и посмотрит, что тут с преподавателями делают и до какого состояния их доводят.

Но хочешь, не хочешь, а отлеживаться нельзя. В одном мои подопечные были правы – так можно и все каникулы проваляться. Поэтому я переоделся и уже собирался отправиться на завтрак – или обед? – когда в двери постучали.

- Входите, - ответил я, недоумевая, кому понадобился. Еще больше мое удивление усилилось, когда в дверях появилась Айдора. Она мило улыбалась, но мне показалось, что нам предстоит серьезный разговор.

- Доброе утро, профессор Кроун, - сказала она. – Слышала, вы болели. Решила проведать.

- Да, подготовка к спектаклю отняла много сил. Присаживайтесь, - пригласил я деканшу и сам сел на диван.

Айдора расправила складки платья на коленях. О чем она думает? Что-то мне это не нравилось.

- Альбертинад, - наконец, продолжила она, - мы с вами три месяца проработали вместе. Я посмотрела на ваши методы работы, и решила…

«Выгнать вас, уволить, казнить за ложь».

- … решила, что защитная магия – это не совсем ваше. Те иллюзии, что вы создали на спектакле, были гениальны. Я получила заявление от вашей группы с просьбой ввести факультатив по изучению иллюзий. Понимаю, это дополнительная нагрузка, и вы можете отказаться, но…

Она что, о работе пришла разговаривать? Вот еще тьма и бездна! А я-то уже подумал.

- Аль, я бы хотела ввести иллюзии для второй группы нашего факультета. Это очень полезное умение. Редко встретишь мастера-иллюзиониста. Почему же вы выбрали защиту?

- Она нужнее, - честно ответил я, хоть защиту и не выбирал. – Что толку с иллюзий? Всего лишь картинка. А защитная магия способна кому-то спасти жизнь.

- Я так не думаю. Ваше искусство – редкость. Это именно искусство, не иначе. Не подозревала в вас такие таланты, Аль. Даже не слышала о них.

Я даже засмущался. Нет, иллюзия – это и правда лишь… иллюзия. Ничего больше. Она требует много энергии. От неё мало смысла. Не понимаю, зачем академии мой скромный дар.



Ольга Валентеева

Отредактировано: 28.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: