Пройти дорогой счастья или награда найдёт своего героя!

Глава 9 - Они тоже с вами или от вас я такого не ожидал!

Каждый даёт другому то, что имеет в своем сердце.


      Минато сидел в своем кабинете в полной тишине уже в течение часа. Посланные АНБУ вернулись с отчетом и, отпущенные Четвертым, растворились, а он все никак не мог собраться с мыслями. Эта организация вошла в его жизнь тринадцать лет назад. И он, как и тогда, совершенно ничего не знал о них. Вечные вопросы, которые задает сам себе Минато: кто они такие? Зачем они похищают людей? Почему именно Узумаки и в редких случаях из других известных кланов? Почему именно Коноха? Сколько бы Минато не прикладывал сил, он не мог найти ответа. Как бы не пытался получить информацию, не мог увидеть правды. Они словно невидимки приходили, брали то что им нужно и исчезали. Поэтому Намикадзе и попросил четыре года назад помощи у дяди своей жены, который, что удивительно, согласился. Готовый защитить клан, он отправился в путешествие и пропал. Он не слал отчетов, не присылал посыльных, он просто исчез. И самым удивительным было его сообщение через случайного человека, что у него есть информация. Шесть месяцев Минато искал встречи с ним и когда нашел, получил ребенка вместо информации. И опять пропавшего Узумаки Тору — мастера клана Узумаки.

      АНБУ нашли в лесу выгоревшее пятно травы от техники самоуничтожения клана Учиха, Минато уже принес соболезнования семье погибшего. Но больше АНБУ ничего не нашли, опять кто-то напал на его людей, и он ничего не может сделать! Отправленный отряд, вернувшийся с поисков, пришел ни с чем, нападавшие словно сквозь землю провалились, снова! Намикадзе, не в силах больше сидеть на месте, встал и подошел к окну, вид деревни всегда его успокаивал.

      «И как сказать Кушине, что на их сына было совершенно нападение? А сказать нужно лично, иначе будет хуже. А уже прошло много времени, и она может узнать сама».

      Решив, что смысла сидеть в четырех стенах нет, Минато отправился домой, да и сына проведать надо. А то в спешке он даже толком не поговорил с Фудо.

      Попав в дом, Минато прислушался, тишина стояла по всему особняку, Намикадзе забеспокоился: «Вдруг Кушина вышла за продуктами, и ей кто-то по доброте душевной скажет о произошедшем?» — Представив себе последствия этого, блондин содрогнулся всем телом, когда услышал за спиной:
      — Милый, что ты делаешь?

      Минато даже зажмурился, после всех сегодняшних переживаний ожидая самого худшего: «Жена все знает!»

      — Дорогой, что случилось? Ты как-то странно себя ведешь, даттебане! — уже всерьез забеспокоилась Кушина, бросая пакеты на пол и обхватывая лицо мужа ладонями. Прижав ее руки к своему лицу, Минато ласково улыбнулся: 
      — Все хорошо, дорогая, уже все хорошо…

      Горячий чай в руках отогревал руки, любимая жена рядом отогревала сердце, ее внимательные любящие глаза отгоняли плохие воспоминания. И Минато решил рассказать правду, ну или часть ее: 
      — Милая ты только не волнуйся…

      — Когда ты так говоришь, я начинаю волноваться еще больше, даттебане! — понявший, что разговор начался как-то не так, поставив кружку на стол, Намикадзе взял за руку супругу и осторожно притянул ее к себе в объятья, диван протестующе скрипнул. Кушина возмущенно зашипела в плечо мужа, заключившего ее в кольцо рук, Минато продолжил: 
      — Сегодня на миссии на команду №7 было совершенно нападение!

      Кушина дернулась, но Минато ее не отпустил, только сильнее сжал руки и уткнулся в ее волосы, он теперь и сам не понимал, кто кого успокаивает: 
      — С нашим сыном все хорошо, пара царапин и небольшой перелом правой руки. И с Саске тоже все хорошо. Но...

      — Но? — словно эхо повторила за мужем Кушина, она уже перестала вырываться сама, вжимаясь в Минато и чувствуя, что это еще не самое плохое, что она сегодня услышит. И муж ее не разочаровал, пусть бы хоть раз в жизни он поступил наоборот!

      — Наставник команды погиб при отражении атаки, а Сакура… Сакура умерла от неизвестного яда прямо на операционном столе Цунаде Сенджу. И она ничего не смогла сделать, теперь, наверное, ее неделю из кабаков не вытащишь, — мрачно пошутил Минато.

      — Но как, почему? Я же только вчера видела... видела Сакуру-у, а с Фудо точно все в порядке? У него не было этого яда? А он поел? А почему еще не дома? Цунаде не смогла разобраться, как же так? И кто напал? И Учиха Аки, так хорошо заботился о Фудо, но почему-у…

      — Тебе снова как в детстве нужна техника запечатывания слез? — Минато пытался шуткой поднять настроение любимой, но не получилось, он слушал нескончаемый поток вопросов и снова почувствовал себя ребенком, и, как и тогда, только рядом с ним она была слабой девушкой, которую он поклялся защищать. 

      — Его оставили на дополнительное обследование. Нет, яда не было. Да, поел. Все будет хорошо, любимая, — не переставая говорить, блондин успокаивающе гладил Кушину по голове, а она затихала, слезы закончились, как и все эмоции у Узумаки очень быстро сменившееся озабоченностью.

      — Так что же я сижу? Нужно сходить к Фудо, как он там… — и не слушая возражения мужа, Кушина уже бегала по дому, собирая вещи. 

      Такие вопросы: как ты такое допустил, Минато, кто это сделал? — женщина оставила при себе, до лучших времен, но если ее благоверный не расскажет ей все в следующий раз, то он вспомнит, почему ее называли «Крававой Хабанеро!» Уже размашисто шагая по улице в сторону госпиталя, думала Кушина, и ее решимости можно было только позавидовать!



Кос

Отредактировано: 02.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться