Проклята луной

Размер шрифта: - +

7.

В больнице их приняли без проволочек. Ирину увезли на каталке незнамо куда, а Максим не пустили дальше регистратуры.

— Вы ей кто? Родственник? — растягивая гласные, спросила густо накрашенная медсестра за стойкой.

— Нет.

— Ну и ждите тут. К ней всё равно не попадете.

Максим упал на стул, посмотрел на руки. В крови. И рубашка в крови. Он совсем не ожидал встретить Ирину тем вечером на шоссе. Ну а с вспоротым животом — тем более. Съездил в город за продуктами, а на обратной дороге — она. Втащил бездыханное тело в салон и погнал к больнице. А у нее ведь ни полиса с собой, ни паспорта. Боялся, что их не примут. Но все-таки осталась какая-то честь в медперсонале. Ирину срочно госпитализировали, а ему и уйти запретили, и к ней идти не позволили. А он искренне переживал. Пусть не подруга, но хорошая знакомая, соседка. За что её, почему?..

Максим успел задремать. За окнами в старых некрашеных рамах начинало светать. Розоватые нити рассвета взрезали небо.

Прооперировали ли Ирину? Как она?

Кофе в кофейном автомате нещадно разбавляли. Максим пил светло-коричневый кипяток, не чувствуя вкуса, а медсестра за стойкой трепалась по телефону. Её голос мешал сосредоточиться. Максиму казалось: расслабься он, и с Ириной что-нибудь случится.

Из коридора чеканным шагом вышел мужчина в полицейской форме и, отыскав взглядом Максима, сел на соседний стул. Скорее всего, его вызвал персонал больницы. Что теперь, на Максима напялят наручники и уведут как единственного подозреваемого?

Полицейский почесал рыжую щетину и сказал с грустью, какая бывает у человека, который хотел поскорее расправиться с проблемой, а не получилось:

— Вам повезло, Ирина Геннадьевна опровергла ваше участие. Сильная женщина, — с непонятной гордостью добавил он. — Добротная такая. Её в живот ножом, а она уже очухалась. Другая б померла, а эту не возьмешь. Истинная деревенская баба!

Максим пропустил мимо ушей последнее высказывание. То ли грубость, то ли комплимент — не разберешь. А ссориться с полицией из-за слова ни к чему.

 — Кто её так?

— Какой-то поехавший мужик. Он собаку расчленял, а она по женской жалости кинулась спасать псину. За что и получила. Но фоторобот составить не может. Говорит, из памяти выветрилось, даже цвета волос не помнит. Врач списывает на шок. Ну а вам спасибо за помощь.

— Угу.

Максим прикусил губу. Полицейский немного помолчал, после чего попрощался и поспешил скрыться в коридоре, щелкая колпачком ручки.

— Шли бы и вы домой, — посоветовала медсестра за стойкой. — Вас к ней не пустят, даже не рассчитывайте. Навестите попозже.

— А когда?

— Позвоните — скажем, как только станет можно.

И она вперилась взглядом в экран монитора. Максим напоследок глянул в сторону лестницы. Под ребрами саднило и сдавливало, будто в живот резанули его самого.



Татьяна Зингер

Отредактировано: 15.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться