Проклятая дочь

Размер шрифта: - +

Глава 13

В университет я решила сегодня не идти. Просто потому, что не рискнула оставить бедного оборотня на растерзание маме. Он ее еще не знает, поэтому не опасается. Но мама у меня такая, ей хочешь не хочешь, а все тайны выболтаешь, подпишешься на какое-нибудь сумасшествие и потом долго будешь сидеть и думать на тему «как я мог». Подскочив с кровати, я оделась в рекордно короткие сроки, пригладила вставшие дыбом волосы и поспешила на кухню где мама уже доставала фарфор, критически осматривая его на предмет грязных отпечатков.

Вот неправда, уж за любимым фарфором я слежу очень тщательно! Все наборы тщательно протираю каждую неделю, споласкиваю в очищенной серебром воде, храню по всем правилам и убираю в шкаф.

- Милая, - подняла она на меня свой пронзительный взгляд. – Иди, умойся и причешись.

- Да, мамуль, - переступила я с ноги на ногу, не зная как избежать надвигающейся катастрофы в виде расспросов мамы-следователя.

- Ну, чего застыла? Давай бегом. А вы, молодой человек, пройдите на кухню. Нам с вами о многом нужно поговорить.

Пока я в спешке чистила зубы, умывалась и заплетала самую простую косу, мам уже успела приготовить чай и усадить его в гостиной рядом с собой.

- Очень интересно, - заставил меня вздрогнуть подозрительно довольный голос мамы. – А ваши родители?

- Мой отец, Эльдар Златогривый – военный советник нашего Царя, а мать – известная художница, Ильга Серебряное Перо, - по-военному четко, абсолютно без эмоций отрапортовал оборотень, осторожно удерживая в своих огромных ладонях маленькую фарфоровую чашечку. Вот только волосы на руках у него стоят дыбом, выдавая его истинное отношение к нынешней ситуации.

- Значит из хорошей семьи, - задумчиво обронила мама. – Братья и сестры есть?

- Нет, - поджал губы Ирвинг.

- Обручен с кем-то? Женат? Есть внебрачные дети? – продолжила допрос мамуля.

Спасать надо оборотня. Не то, чтобы он был мне дорог, но ведь мама иногда уже начинает поговаривать о том, что мне пора замуж. А я помню, чем раньше заканчивались подобное разговоры, но об учебе, работе и так далее.

- Нет, - односложно ответил Снежок.

И тут случилось самое страшное – в квартиру без стука вошел Рис. До этого рокового мгновения я как-то даже не задумывалась о возможности встречи мамы и брата, хотя он и намекал, что хотел бы хоть одним глазком взглянуть. Он любит нашу маму, хоть и совсем ее не знает. И с тех пор, как мы подружились, иногда заговаривал, как хотел бы если не познакомиться, то, хотя бы со стороны, издалека на нее посмотреть. А я убеждала, что мама тоже хотела бы с ним познакомиться. И обещала, что на каникулах обязательно поедем ко мне. Но…

- Молодой человек, вас ваша мать не учила, что нельзя врываться к одинокой беззащитной девушке, тем более без приглашения? – возмутилась мама.

- Мам, - влезла я…

- Дорогая, я же просила….

- Мам, это Аррихс, - выдала я, облизывая пересохшие внезапно губы.

В оглушительной тишине разбился фарфоровой заварочный чайник.Чтож моему сервизу-то так не везет в последнее время?

- Сынок…

 

Сидим на кухне, пьем чай. Кто бы знал, насколько это опасная ситуация. А все потому, что мама, после непродолжительного плача, бесконечных обнимашек с моим братом и заверений в своей бескрайне любви, она продолжила допрос. Только теперь она допрашивала всех четверых (Рет тоже зашел, на свою беду). При этом она постоянно норовила погладить Риса и подсунуть ему самые вкусные кусочке пирога. Я даже немного приревновала. Мне значит подгорелый кусок пирога, а ему с самым большим количеством начинки? Жизнь несправедлива… Хотя, о чем это я? Я всегда была любима мамой. Она не баловала меня, но обеспечивала всем, чем я действительно нуждалась и даже немного больше. Она никогда не скупилась на ласковые слова и заверения, что меня любят. Хот и отшлепать за проказу или попытку вранья могла.

- Значит, вы трое учитесь вместе, - ласково вопрошала мама. – А вы молодой человек?

- Присматриваю за Эррихой, - честно ответил оборотень.

- Вы делаете это круглосуточно? – приподняла мама правую бровь.

Ой, плохой знак. Очень плохой. Лучше бы сейчас Снежку промолчать и совершить быстрое тактическое отступление в неизвестном направлении. И мне тоже.

- Мам, может, я в магазин схожу, а то на обед ничего нет, - попыталась я сбежать.

- Да не надо, милая, - положила она мне руку на плечо. – Мы позже сходим, пообедаем в каком-нибудь хорошем месте, а пока я хочу получше узнать мальчиков. Аррихс, ты как на это смотришь?

- Да, мам, - как слюнявый идиот ответил мой брат.

 В принципе, его можно понять. Он бредил мамой, мечтал о ней, хотя прямо об этом и не говорил. А тут она приехала – красивая, любящая, заботливая. Казалось бы, мечта сбылась. Но он не знает, что она может быть въедливой, строгой и даже занудливой. Она – мама, и этим все сказано. Слово «нельзя» и фраза «не позорь меня» - основы ее лексикона. Порой я принимала эти фразы за свое имя, так часто они звучали в мой адрес.

- Так как, молодой человек? – вновь повернулась она к оборотню.

- Да, я охраняю вашу дочь круглосуточно, - подписал себе смертный приговор этот идиот.

- То есть вы вот так вот просто признаетесь, что скомпрометировали Эрриху? – вкрадчиво поинтересовалась мама, впрочем тут же перейдя на слегка повышенный тон. – Ее же теперь никто замуж не возьмет! Вы загубили ее репутацию, опорочили ее честное имя!

Мне кажется, или все это возмущение наигранное?

Да и вообще, как она может говорить обо мне так?

- Я думаю, она без проблем найдет себе мужа, - недовольно забурчал Ирвинг. – С ее-то даром…



Галина Краснова

Отредактировано: 26.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться