Проклятая дочь некроманта

Размер шрифта: - +

16 глава. Война с собой — самая истощающая и жертвенная в мире.

Что ему, делать?
Он любит Дию, и давно признавал это. Знал это глубоко в душе и больше не мог отрицать. Он любит. Не в силах убить ее, и не в силах вынести мысли, что она привязана к Ахроману, что бог может найти ее в два счета. Прочесть, запутать и использовать. Ни тогда, когда она стала значить для него больше, чем его собственная жизнь.
Она часто лгала, по пустякам,  а все же он заботился о ней больше, чем даже о клане. Он и не думал, что такое возможно. Она была его второй половинкой, его немного странной, но все же лучшей половинкой... 
Она заставила его чувствовать себя цельным, полнокровным, и мудрым мужчиной.
Она дала ему смысл жизни, прогнала его боль недавнего прошлого, и его неуверенность в своих силах. 
Его привлекала ее чувство самоотверженности , а поступки интриговали. Просто находясь в ее присутствии, он ощущал большее наслаждение, чем в постели с любой другой женщиной.
Может она и есть та самая? Но почему тогда, связь до сих пор не проявилась? Да и какое это имеет значение. Многие так и не находят свою пару и выбирают спутником жизни, того кто кажется им оптимальным решением. 
Теперь, зная все, Кир ни за что не позволит Дии согласиться. Она утратит себя, свои силы, воспоминания, столь ценимую ею свободу. 
Жизнь? 
Рыча, Кир вмазал кулаком по стене коридора, по которому они шли с остальными воеводами. Стена треснула; кровь полилась из незажившей поврежденной кожи на его руке.
Дия единственная женщина, что вызвала у него такой интерес. Держать ее в своих руках было лучшим событием в его жизни. Ничто не могло сравниться с этим. Даже близко.
В ее присутствии он чувствовал, что может покорить весь мир, и он ни желал, чтобы это ощущение заканчивалось. 
Кир провёл своей больной рукой по лицу.  Да. Она не исцелилась мгновенно, и осталась порезанной с темно-синими и багровыми синяками на костяшках.
«Он будет слабнуть с каждым уходящим днем" предупредил Ахроман. Видимо его проклятие, принесло первый плоды, забрав регенерацию. Пара, тройка серьезных ран в бою и он умрет от потери крови. 
Согласно словам бога, у Кира не было много времени. Часы тикают. Кир будет искать выход, сколько бы времени у него ни осталось. Если ему не удастся найти его, если он не сможет отстоять клан и Дию, он умрет, и не будет противиться своей судьбе. Честно говоря, он уже смирился с этим. Он не мог причинить вреда Дие и не мог позволить Ахроману завладеть ей. Став его марионеткой, она перестанет быть собой. Если он должен умереть, чтобы обеспечить ее безопасность и свободу, то он умрет.
Он достаточно сильно любит Дию, чтобы отдать за нее свою жизнь. Не колеблясь, безоговорочно.
Нужно выиграть время. Узнать что их ждёт и принять контрмеры. А потом... Он будет наслаждаться Дией столько, сколько им удастся пробыть вместе.

Что-то было ужасно не правильно во всей этой ситуации. Кир мог только гадать, что именно. Как ни печально, но не одна из его догадок не внушала оптимизма.

 

Время медленно тянулось в свете охватившей ее жажды действия. И боли. Дия чувствовала, как горит ее сердце. Боги, она ненавидела это. Ненавидела бездействие, незнание всей ситуации в деталях. Все что она знала, это то, что Кир был лучшим из случившегося с нею. 
Она была несчастна.
И если…когда Кир начнет слабеть – по её вине – он будет не в силах сражаться, что подвергнет его смертельной опасности. Так много «если». 
Но она не могла вынести мысли, что ему причинят вред. Она любил его. Нежность и радость наполняла ее, согревая тело и душу. Он любил и принимал ее такой, какой она есть, а не такой, какой бы хотел, чтобы она была.
Они должны остановить резню, просто обязаны сделать это. По дороге в убежище она сбегала в свою комнату, отправив Сперо на помощь остальным. Пусть она не сможет принять участие но и без магической помощи она их не оставит. 
При помощи заклинания, она усилила их связь, сделав ее при этом односторонней. Теперь он всегда будет знать где она и что делает. Спасибо Ахроману на идею. Ему будут доступны все ее знания и возможности. Что по сути делает ее его персональным источником. 
Дия вздрогнула, осознав что это тоже самое, что давным давно сделали с ней ее родители. 
Ирония судьбы, но все возвращается на круги своя. Как бы она не выглядела, как бы не звалась, Ламия или Дия. Но её все так же все боятся и хотят использовать. 
Разница только в том что сейчас она делает это особенно добровольно. Не так как тогда. 
Конечно же, Ахроман будет по-прежнему охотиться на нее, потому что никогда не перестанет желать её силы. Разве что она способ стать для него бесполезной, что было не такой уж и плохой идеей. Но как? 
Кир бы вышел из себя, узнай, о чем она думает. Дия понимала что им двигало, и это не страх за себя. Он не хотел бы, чтобы она рисковала собой, несмотря на то, что она сделала бы это ради него. Ради них. Но она лучше столкнется с его гневом, чем будет наблюдать, как он медленно и болезненно умирает.
Она подавила мысль, прежде чем та успела укорениться. Она уже и так была в шаге от капитуляции. Несмотря на последствия. Но если он умрет, тогда ее будет вечно терзать скорбь.
К горлу подступила тошнота, на глаза набежали сдезы. Тело онемело. Нет. Нет, нет, нет. Никогда. Он не умрет. Не думай так. Ты сделаешь все что в твоих силах, чтобы спасти его.
Более того она подозревала, что в любом случае будет скорбеть.
Она хотела быть рядом с ним, взять его за руку и устроиться у него на коленях. Хотела ощутить его стальные объятия. Но не могла. Не время сейчас. Ставки были слишком высоки.
«Позднее», пообещала она себе.



Алесинья Меркит

Отредактировано: 21.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться