Проклятая кровь. Хранители мира.

Размер шрифта: - +

Глава 10. Грань.

- Прости меня, девочка моя, прости меня, если можешь. Я не успел сказать этого Сорошь, не успел сказать и тебе. Вы двое были моей семьёй, я… я так хотел вернуться к вам, но боялся. Девочка моя, ты была младше нас, но гораздо мудрее. Я боялся потерять власть, положение в обществе, боги, как же это всё глупо и неважно. Я боялся отлучения, боялся потерять магию, боялся, что буду ничем без неё. Каким же я был глупцом. Я – ничто без вас обеих.

            Молния, в которой Ворон запоздало распознал легендарный «Гнев богов», выжгла на груди Нежданы руну «Неизбежность», от неё уродливой сетью разбегались следы тонких ожогов, а лицо и кисти рук были белее снега. На посиневших губах застыла насмешливая улыбка, она придавала лицу мёртвой ведьмы жутковатое выражение. Странно было говорить с Нежданой и не слышать её голоса, непривычно и больно было видеть её такой. Старый волшебник почувствовал, как слёзы закипают в глазах.

            - Девочка моя, как же так?

            Едва Тьма рассеялась, как директор почувствовал неладное. Отогнав сомнения и убедив себя, что его плохие предчувствия – это не бред старого ворчуна, он построил телепорт. Когда он из него вышел – всё было давно кончено. Ворон сидел, привалившись к стене, пустые глаза смотрели вдаль, голова Нежданы лежала у него на коленях. Магистр Леворт впервые видел выражение полного отчаяния на лице некроманта, этот человек походил на кого угодно, только не на Даррена у которого всегда были ответы на вопросы, который всегда знал, что если выхода нет – надо искать щель в стене, если нет и её - стену придётся сломать. Вартека маг не сразу узнал, больше всего оборотень походил на груду, перемазанного в крови тряпья, лежащую у дверей. Внятных ответов от Ворона добиться тогда не удалось.

            По настоянию магистра Леворта Неждану или Илану Арадар, как теперь все называли её, было решено похоронить в древнем склепе, в заброшенной части кладбища, род, которому он принадлежал, вёл своё начало от Арадаров. Но, по обычаю магов сперва тело на три ночи оставили в обители скорби, чтобы сила могла выйти из него, а душа, обрела покой. Маг, не прошедший через обитель скорби, мог вернуться в мир живых, но уже не человеком, кровожадной тварью, сеющей смерть и разрушения.

Обитель – круглое приземистое здание серого камня стояло у озера, в глубине леса в окружении рябин и клёнов. Её высокие двери были распахнуты настежь, чтобы душа Нежданы могла найти выход за грань, свет сочился через три звездообразных отверстия в потолке, атмосфера этого места приглушала яркие лучи солнца, старому магу, казалось, что снаружи ночь, хотя он точно знал, что время едва перевалило за полдень.

            - Где он?! – резкий голос взорвался под сводами обители, разбуженное эхо заметалось, отражаясь от стен.

            - Говори тише, Вартек, прояви уважение хотя бы к ней, - магистр Леворт не стал поворачиваться, он знал, что оборотень быстро восстановит силы, и знал, что он непременно появится здесь, не мог не появиться.

            Вожак смущённо кашлянул, привлекая внимание мага.

            - В чём дело, Вартек?

            - Я могу войти? – неуверенно спросил он.

            - Разумеется, - пожал плечами директор, - войти в обитель скорби может любой. Правда, решаются на это немногие.

            Оборотень не стал спрашивать, почему, он молча шагнул внутрь, медленно приблизился к алтарю и встал рядом со стариком.

            Ведьма меньше всего походила на ту девушку, которую он знал. А чёрные с золотом одежды и вовсе делали её чужой.

            - Это цвета её рода, - пояснил магистр Леворт, когда оборотень коснулся золотой розы, фибулы скрепляющей плащ у горла Нежданы, - роза – первый символ Арадаров, известный в наше время.

            - Она улыбается, - Вожак поправил выбившуюся из-под золотого обруча с чёрным камнем прядь и, случайно коснувшись лба покойницы отдёрнул руку, - магистр, она тёплая! Она ещё жива, может быть…

            - Нет, Вартек, - печально покачал головой директор, - магия оставляет тело, поэтому тебе кажется, что её кожа не остыла, для чародеев она холодная.  Увы, мы не могли ошибиться, как бы мне этого ни хотелось…

            - Это всё он, да? Это он убил её? Он не мог вынести мысли, что она будет с кем-то, кроме него? – Вожак со странным чувством ожидал ответа. Он хотел услышать, что всё так и было, но и сам понимал, как это глупо. Просто, куда легче, когда есть виноватые.

            - Вартек, он никогда бы не причинил ей вреда…

            Магистр Леворт наткнулся взглядом на полускрытый волосами белёсый шрам на виске Нежданы, он уже знал, почему эта рана не зажила бесследно. И знал, кто бросил то заклинание.

            - Значит, всё-таки причинил, - оборотень научился прекрасно разбираться в интонациях. – Когда… когда я понял, что Нежа не дышит, - Вартек сморгнул, отгоняя наваждение, ему казалось, что на шее ведьмы слабо бьётся жилка, - я бросился на него, а Ворон, отшвырнул меня, словно щенка. У него был такой взгляд, на миг я подумал, что сейчас этот сумасшедший прикончит и меня. А потом пришла тьма.



Марианна Лагутина

Отредактировано: 22.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться