Проклятая невеста и тайны города у болот

Размер шрифта: - +

3.2

 

– Правду Шесса говорит, прокормить тебя сложно, бестолковый… Эй! Стой! Не вздумай останавливать этих! Положи револьвер!

«Я должен доказать, что достоин своего имени. Род Шин всегда был вне закона. Нечего искать легкие пути вроде каменоломен или лесопилки. Я стану преемником дяди. Бабуля будет мной гордиться!» – А Ли и не думал слушаться.

Он чувствовал, что готов справиться даже с горцами и их волкодавами. Мужчинам из рода Шин по плечу любая задача, а уж обобрать роскошную одинокую карету на безлюдном тракте проще простого! В кинематографе, что достиг Холмов этой весной и уже не воспринимался как волшебство, такое проворачивали регулярно. Главное – напор, уверенность и наглая ухмылка. Толстосумы дрожат за свою жизнь и готовы отдать все: деньги, драгоценности, жен… Поправка: о женах лучше не заикаться. Вдруг какой идиот воспримет это всерьез и избавится от благоверной? Что тогда? Богатые работать не умеют, за лишний рот в семье бабка шкуру спустит.

– Вернись, бестолочь! – орал Ловкач, которому хромая нога не позволяла поспевать за А Ли. – Взгляни на номера!

– Что с ними не так?

– То, что они есть! Это валесийская карета! С гербом!

– И что?

– Придворная, дурень! Ее не надо трогать!

Если Валесию в Холмах не жаловали, то Фабиана и его двор откровенно ненавидели. Напыщенные индюки, мнившие себя пупом земли, постоянно что-то требовали от княжества. То подати увеличили, то полк упразднить захотели, то границы надумали открыть для своей армии, то приличный кусок леса оттяпали, ссылаясь на древние документы… И память собственных предков не чтят – недавно пустили ученых в веками закрытую от посторонних королевскую усыпальницу! Стыд и позор. А теперь эти безмозглые позеры разъезжают по чужому краю как у себя дома… Да сам Великий согласился бы: кого-кого, а их грабить можно и нужно.

– Малец! Ты все неправильно понял! Я же просто шутил!

Но А Ли уже стоял посреди дороги и целился в длинноногих белоснежных лошадей, зная: во-первых, револьвер нерабочий; во-вторых, не заряжен; в-третьих, только что распался на две части и держится в руке чудом; в-четвертых, стрелять А Ли все равно не стал бы; и, в-пятых, карета останавливаться явно не собиралась.

Ловкач споткнулся и упал на колено аккурат на пути лошадей.

– Шесса меня с того света достанет, – пробормотал, отталкивая нерадивого напарника, что бросился ему помогать. – Убирайся отсюда! Живо! Великий, этому дураку на роду написано умереть глупой смертью!

– Ничего подобного. Вот увидишь, разбой у меня в крови.

– О-о-о! Ты что, до сих пор не понял, чем я, чтоб тебя крячи забодали, занимаюсь?!

Усатый кучер в темно-зеленой ливрее натянул вожжи, и карета остановилась.

– У меня другие методы, дядя. – А Ли мечтал отступить, но образы бесстрашных предков маячили над душой, требуя подвигов на бесчестном поприще. – Я сделаю это. Вот просто возьму и сделаю!

– И что вы намерены сделать, молодой человек?

Он подскочил и шлепнулся на укатанную дорогу. Из горемычного револьвера выпала какая-то деталь и ускакала в высокие заросли крапивы за обочиной, но разве такая мелочь имела значение, когда напротив стояла Мечта с большой буквы?

Эта девушка, что смотрела открыто и нежно, словно сияла изнутри. Ее иссиня-черные волосы, заплетенные в толстые косы, лежали на голове как корона. Немного раскосые глаза взирали на мир с любопытством и добротой, чувственные губы приветливо улыбались, щеки алели, намекая на смущение.

Куцая кофточка без рукавов открывала длинную шею, загорелые плечи, тонкие руки и полоску кожи на талии. Шальвары из на вид невесомой ткани не скрывали изгибов стройного тела.

– Молодой человек! Вы что-то делать собирались, нет? – прозвучало слегка раздраженно. – Делайте скорее, жара поднимается.

А Ли сглотнул и вскочил, возвращая себе грозный и уверенный вид.

– Кошелек или честь?! – выдал хрипло, краем сознания отмечая, что с этой фразой что-то не так. В пьесах она, кажется, звучала иначе… Но темные глаза незнакомки гипнотизировали, мешали сосредоточиться, лишали разума и навевали фантазии, от которых в груди разгорался пожар.

– Вы не похожи на того, у кого есть кошелек, – задумчиво изрекла красавица, подходя ближе. – Хм… – Узкая ладошка прошлась по груди и плечам А Ли, взъерошила волосы, коснулась подбородка. – Милое личико, сносная фигура, целые зубы… Деньги срочно нужны, да?

– Зачем бы еще я вас грабил?! Кошелек или… Это…

Кучер мерзко загоготал, и А Ли стушевался окончательно.

– Ах, вы меня грабите… – протянула незнакомка, рассматривая его без капли неловкости – как бычка на рынке. – Уверены?

– У меня оружие!

Зря он взмахнул револьвером. «Оружие» раздвоилось и упало в пыль. Возница поперхнулся хохотом и раскашлялся.



Елена Гриб

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться