Проклятая невеста и тайны города у болот

Размер шрифта: - +

9.2

 

***

К вечеру заморосило, сумерки опустились рано, и в замке воцарилось уныние. Даже витавшая в облаках тетушка Руденс предалась меланхолии – ее странный поклонник, представьте себе, не появлялся целых два дня. Не иначе как охладел к «пышнотелой богине», что смотрела свысока и воротила нос, да и нашел добычу посговорчивее.

Лиса, как обычно, пропадала в городе, князь безвылазно сидел в административном крыле, служанки госпоже невесте указывать не смели, охранники лишь спрашивали о том, не нужно ли ей сопровождение, и не навязывались.

Айрис не привыкла к такой свободе. Живя в доме родителей, она вела себя как полагает девушке на выданье, не нарушала неписаные правила и знала: о малейшей самодеятельности мигом доложат матери, и нравоучений не избежать. Когда в ее судьбе главным стал король, все изменилось, но не так, как хотелось бы.

Люди Фабиана не контролировали, а наблюдали. Каждый шаг проклятой Миллс протоколировался. Короля забавляли ее несмелые протесты и полудетские выходки, и это отбивало тягу к приключениям.

В Холмах все было по-другому. Айрис предоставили самой себе, будто втайне надеясь, что однажды она попросту исчезнет. Мелиса вытянула из нее обещание не подвергать свою жизнь опасности и окунулась в пучину неких государственных дел, вникать в которые не имело смысла.

Поначалу это обижало, потом – пьянило, а в последние дни вызывало признательность. В кои-то веки выпал шанс почувствовать себя обычным человеком! Жаль, что для Айрис подобное положение вещей было в новинку и толкало на безумные поступки.

– Доброй ночи, тетушка. – Она твердо решила выполнить один из пунктов плана по спасению князя в ближайшие часы. – Не забудьте выпить настойку для приятных снов.

– Не нравится мне твой тон, деточка. Что у тебя на уме? – Порой тетя, что на самом деле приходилась Миллсам дальней родственницей, проявляла необычайную проницательность.

– Ничего.

– Знаю я это «ничего»… – Тетушка отложила бигуди, которые рассматривала с неодобрением, поправила ворот необъятной ночной рубашки и потянулась к стопке книг на столе. – Видно же, что уши красные и глаза горят. На свидание спешишь? – В руках Айрис оказалась тонкая книжица в накладной обложке без названия. – Прочитай внимательно, изучи иллюстрации и запомни симптомы. Увидишь у своего молодого человека что-то похожее – беги от него как от чумы. И… Минуточку… – Тетя начала рыться в сумочке, не заботясь о сохранности ее содержимого. – Надо было давно поговорить об этом, да я все откладывала… Хотя зачем терять время попусту? Нынче молодежь знает больше, чем повитухи в мое время. Как книгу откроешь – тут тебе и теория, и практика, и добрые советы. Да где ж эти контрацептивы? Точно помню, в Валесии покупала. Аптекарь так смотрел… Думал, небось, старуха молодчиков меняет как перчатки и дурных болячек опасается.

Айрис залилась краской и подобрала выпавшую на пол коробочку.

– Вот, тетушка. Только мне пока не…

– А мне уже не, – оборвала тетя. – Моя забота – твое здоровье. Мозги я тебе не вправлю, под замок не посажу, мужа не найду, а от девяноста процентов женских проблем уберечь могу. Храни у себя, там срок годности приличный. Что? Твоя мать в обморок бы упала, если б меня услышала, да? Это потому, что она в больницах не практиковала. Скажу как Лиса: делай что хочешь, но не во вред себе. Понятно?

Признаваться в том, что похожий разговор (правда, в более резкой манере) произошел еще после третьего жениха и принес намного больше познавательной литературы, включая мемуары патологоанатома-юмориста, Айрис не стала. Молча сунула коробочку в карман и вышла, предоставив тетушке шанс потренировать фантазию.

«Проклятие – неплохая штука. Будь я нормальной, мне бы проели плешь разговорами о добродетели, а не советами по безопасности пороков», – мелькнуло в голове.

Развить эту мысль и похихикать странностям тетушкиной логики не получилось – перед соседней дверью топтался А Ли и, кажется, готовился постучать.

– Вот ты-то мне и нужен! – обрадованно воскликнула Айрис и подбежала к нему, благо практичное платье того фасона, который модницы называют «пределом мечтаний провинциальной учительницы», позволяло двигаться свободно и быстро. – Держи. – Коробка перекочевала в мужские руки. – Подарок от тетушки, можешь не благодарить. Сегодня мы наконец-то сделаем это, и не смей увиливать!

– Здесь? – А Ли разглядел, что за сокровище ему привалило, и попятился к лестнице. – Это же дом князя! Твоего… Кхм…

– Вот именно! – Тугоумность некоторых личностей поражала воображение. – Это – замок, а мне нужен дом твоей бабушки, причем с самой бабушкой. И только попробуй сказать, что у нее снова спину прихватило! Я на такое больше не куплюсь!

– А-а-а… – Разочарования А Ли хватило бы на все Прихолмье. – Бабушка… Она меня и прислала. С этим. – Из глубокого кармана на удивление новой куртки появилась бутылочка без этикетки. – Ты же потому к ней рвешься, невеста? За приворотным зельем? – прозвучало с легким упреком и каплей сочувствия. – Ну, вот. Надо подлить князю и на протяжении двух недель излучать чистую любовь. Не ссориться, заботиться, улыбаться… Погодь, бабка инструкцию передала. – А Ли сунул руку во внутренний карман. – Весь ритуал расписала по пунктам.



Елена Гриб

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться