Проклятая невеста и тайны города у болот

Размер шрифта: - +

Глава 17.1. Королевские забавы

 

Если бы Айрис знала, что ей доведется просидеть в приемной короля целых три часа, она ни за что не надела бы свое лучшее (и самое неудобное) платье. Пока стрелки часов неспешно наматывали круг за кругом, оно волшебным образом измялось, покрылось пухом одуванчиков, что залетали сквозь приоткрытое окно, утратило презентабельный вид и стало напоминать поношенный театральный наряд: издали сверкающий, вблизи – заметно потрепанный.

Туфли тоже поначалу приносили одно мучение, но после первого же часа ожидания отправились под прикрытие длинного, волочившегося по земле подола. Айрис сомневалась, что сумеет быстро обуться, если вдруг случится чудо и ее позовут к Фабиану, однако измываться над своим организмом больше не было сил.

Хватит и того, что замысловатая прическа сводила с ума. Десятки шпилек незаметно не вынуть, и мечтать нечего. Одно хорошо: на фоне этих неудобств ушибы и ранения самую малость терялись и позволяли забыть о боли хоть на короткое время.

Горничная Эм Ми, что самолично назначила себя то ли дуэньей, то ли компаньонкой, ныла как заведенная, умоляя вернуться в замок. Она не сомневалась: король никогда не снизойдет до Айрис Миллс. Он мелькал в отдалении, общался с некими внушительными господами в деловых костюмах и военных мундирах, однажды даже взглянул в сторону комнатушки, где сидела Айрис, – и прошел мимо без тени интереса.

Создавалось впечатление, что Фабиану наскучила проклятая невеста. Раньше, в Валесии, он не упускал случая зацепить, уколоть, спровоцировать на неуверенную агрессию, теперь же, похоже, нашел себе другую забаву.

– Не нравится мне здесь, – не унималась Эм Ми, теребя новехонькую (надетую в первый и единственный раз) униформу. – Плохое место…

И чем ей не угодила приемная? Современная отделка в светлых тонах, много дневного света, удобные кресла и диван, полки с книгами и журналами, холодный чай и другие безалкогольные напитки… Ничего зловещего. При иных обстоятельствах Айрис сочла бы эту комнату весьма дружелюбной.

– Да что ж там творится? – Горничной не сиделось на месте, и она бегала от двери к окну, привлекая излишнее внимание стражников. – Случилось что? Может, с князем? Дома он сегодня не ночевал…

«Случилось! Со мной!» – но Эм Ми уже вдоволь наохалась и наахалась из-за ночного происшествия, и ее душа требовала более внушительных новостей.

Айрис отогнала ненужные мысли, по мере сил убрала с лица кислое выражение. Горничная не виновата, что суетливая атмосфера королевской резиденции и близкое присутствие самого правителя располагали к масштабам во всем – даже в несчастьях.

– Эм Ми…

– Э? – По коридору за приоткрытой дверью прошел блистательный полковник Роу, и все внимание Эм Ми устремилось к нему.

– Майва Аноза – она какая? Все говорят, она идеальна со всех сторон, а на самом деле? Ну, с точки зрения… Ну…

«С точки зрения прислуги», – едва не ляпнула Айрис, однако вспомнила, что Холмы – не Валесия, где слуги не обижаются, когда их называют слугами, и скомкала конец фразы.

– Простых людей? – мигом дополнила горничная. – Госпожа Аноза очень хорошая! И у нее чувства! Настоящие. Как в кинематографе!

– А у всех вокруг ненастоящие? – прозвучало резковато.

О нет, чувства существовали испокон веков, в этом Эм Ми не сомневалась. Но Майва проявляла их красиво и с достоинством – совсем как в фильме «Идеальная жена» с трогательной Оли Эль в главной роли. Потому горожане и сопереживали госпоже Анозе. Она вела себя не как эгоистичная дрянь, что душит любовью и объект своих желаний, и саму себя, и окружающих. Майва не теряла голову, не безумствовала, не замыкалась в себе, не носилась с чувствами как с писаной торбой, не пренебрегала обязанностями. Любовь сделала ее лучше: ответственнее, сдержаннее, даже красивее.

При жизни господина Анозы его жена казалась типичной молодой домохозяйкой, чей мир вертелся исключительно вокруг мужа. Теперь же Майва – образцовая дама из высшего общества: просвещенная, прогрессивная, собранная и влиятельная.

Все ее помыслы направлены на то, чтобы Джи Лин Ри был доволен. Поскольку князя в первую очередь заботили Холмы, чувства Майвы выражались в работе. Она пеклась о княжестве еще больше, чем Джи Лин. Для него Холмы были любимым домом, для нее –– смыслом жизни.

Эм Ми могла петь дифирамбы Майве Анозе бесконечно. Айрис попробовала остановить горничную, но та оседлала любимого конька и намеков не понимала. После сегодняшнего не хотелось приказывать ей заткнуться. Не из-за такой мелочи. Не в этом месте.

Майва и ее, кхм, чувства… Могло ли так случиться, что чуть ли не святая госпожа Аноза наняла убийц? С точки зрения мотива все ясно: Майва рассчитывала постепенно окрутить князя, но вот незадача – появились соперницы. Аж две! Одна, судя по всему, претендовала на сердце Джи Лина, другая – на роль его жены либо на его же погибель.

«Проклятая Миллс» для князя ничего не значила, более того, являлась угрозой, и от нее стоило избавиться в кратчайшие сроки. Любым способом – князь долго горевать не будет. Наверное, вообще не будет.



Елена Гриб

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться