Проклятая невеста и тайны города у болот

Размер шрифта: - +

Глава 24.1. Старые связи

 

Мелиса проснулась далеко за полдень оттого, что кто-то настойчиво теребил ее за рукав. Это было странно. Она точно помнила, что находится в резиденции короля. Фабиан и его окружение хорошо выучили элементарный урок: нельзя пугать кого-либо с приличной частью крови линг, если не хочешь стать постоянным пациентом зубного врача. Правда, это не мешало королю забавляться весьма обидными способами.

– Исчезни, Фэб, – пробормотала Лиса, чувствуя, как из-за неудобного лежания ноет спина, – мне не пять лет… Если я встану, то сломаю не зонтик, а твою шею.

– Фэб?..

Она со вздохом перевернулась, сфокусировала взгляд на окружающем мире. Окно распахнуто, еловая ветка заглядывает внутрь, ветер колышет занавески… Солнце хозяйничает вовсю – яркие блики играют на ковре, на подушке, на стене… А еще на стене красуется мокрое пятно, будто отмывали что-то. И буфета нет – лишь пара щепок невесть как затерялись в углу.

Над щепками стоял князь. Недовольный. Можно даже сказать, злой. И весьма обиженный.

– Фэб, значит… А как же «искусственное проклятие»?

– У тебя на лбу отпечаток цветка, Джи Лин. Очень мило.

– Это от буфета. – Он пнул обломок и поморщился. – Ничего не хочешь рассказать?

Мелиса потянулась, едва не съехала на пол. От пыльной одежды поднялась курева, и захотелось как можно скорее почиститься и переодеться.

– О Фабиане? Он та еще заноза в… Забудь. Фабиан – не проблема.

– А кто?!

– Громче нельзя? – Голова попросту раскалывалась. – Фабиан – это вечный мальчик, чье любимое развлечение – пнуть осиное гнездо и восхититься последствиями. Иногда роль осиного гнезда исполняю я. Еще что-то?

– Что между вами? – спросил Джи Лин нарочито безразлично.

Мелиса сползла с кровати и едва удержалась, чтобы не отправиться в ванную на четвереньках.

– Очень много лет соперничества, причем этот наглый паразит постоянно мухлевал и гордился своей нечестной игрой, – ответила, подталкивая князя к выходу. – Мы росли вместе как две ядовитые гадюки, сводили с ума столицу, а потом вдруг оказалось, что Фабиан – король, а я – бешеная полукровка.  Мы любим друг друга так же сильно, как и ненавидим, потому что видим в сопернике свое отражение. Если бы у тебя был невыносимый старший брат, ты бы меня понял, Джи Лин. Это такие дикие отношения, когда постоянно хочется отпинать человека, но он попадает в переплет и все переворачивается с ног на голову. Иди отсюда, а? Мне надо до конца проснуться… Временами быть линг не очень приятно, знаешь? Приближение предела не ощущается. Если я выматываюсь, то полностью.

Князь помедлил на пороге.

– А проклятие? Твое? Ложь?

Мелиса обижено вскинула брови.

– Ничего подобного! Это легенда! Ну и забота о здоровье нации. Ты хоть представляешь, сколько костей остались целыми только потому, что их хозяева побоялись ко мне подойти? Фабиан уберег молодое поколение знатных господ. А вообще тот случай – не выдумка. Я когда-то поддерживала оппозиционеров, и однажды король взбесился. Сказал, я либо с ним, либо ни с кем. Помнишь политические аресты девятьсот сорок седьмого года и революционные марши? Это оно. Начало всего. Иди уже! Ты везунчик, с умывальником давно пообщался, а у меня пыль на зубах скрипит.

Дверь начала закрываться, но Джи Лин придержал створку и порывисто обнял Лису.

– А у меня цветок на лбу, – прошептал, крепко прижимая ее к себе, – но я и правда везунчик. Крепость не повторится. Обещаю. Я не допущу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Ты можешь на меня положиться. Я всегда буду на твоей стороне.

Такие простые, далекие от красноречия слова… Но Мелиса наслаждалась ими больше, чем любой проникновенной речью. Они были честны полностью и безоговорочно. Лисе сулили много чего. Деньги, влияние, статус, даже защиту… Опору – никогда, ведь полукровка Стау не нуждалась в чьем-либо плече. Она всегда сама по себе, это не подлежало сомнениям. Ее часто пытались перетянуть на свою сторону – и ни разу не обещали поддержку.

– Я верю, Джи Лин. Ты здесь, хотя любой другой на твоем месте лежал бы пластом минимум неделю. Ты сильный, князь. Ты сильнее всех, с кем сталкивала меня судьба. А теперь побудь еще и сообразительным и скажи, что у тебя с пальцами и почему тебя хотят убить?

– Меня не хотят убить, – возразил Джи Лин.

– То есть мужчина с окровавленным клинком линг, что идет сюда, просто прогуливается?

Князь разжал руки и резко обернулся. Он не удивлялся и не переспрашивал – принял слова Мелисы как факт. Понимал ведь: она такими вещами не шутит. Это льстило, несмотря на опасность.

Противник двигался тихо и неспешно. Он был высокий и довольно худой, сильно загорелый, с клочковатой щетиной на впалых щеках. Большой горбатый нос придавал ему сходство с хищной птицей, острый подбородок привносил в облик немного женственности, светлые брови и ресницы контрастировали с очень темными глазами.



Елена Гриб

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться