Проклятье Лазурного Дракона

Текст headset Аудио

Глава 8

 

Рендор и его дружинники возлежали на толстых коврах и атласных подушках в пиршественном зале. В отличие от людей, чинно сидевших за столом, драконы и фейри предпочитали трапезничать полулежа.

Ну а в Лазурной Дружине имелась еще одна милая традиция. На трапезу часто приводили гаремных наложниц. Воины-драконы наслаждались не только изысканной едой, но и женскими ласками.

Сейчас слева и справа от Рендора возлежали две почти обнаженные красотки. И еще одна пристроилась прямо на нем. Четвертая танцевала перед королем, медленно избавляясь от одежды… и демонстрировала ему весьма пикантное зрелище снизу.

Рендор расслабленно оглаживал привалившихся к нему красоток, издавал удовлетворенные вздохи, пока они трудились над ним. Вдруг его взгляд упал на молодого дружинника. Тот возлежал в одиночестве с таким хмурым видом, как будто отбывал повинность и драил казарменный нужник, а не пировал на королевском застолье.

- Нерин! – окликнул король воина. – Тебе не по вкусу ни одна из девиц? Вилт пришлет других.

Парень поморщился, будто король предложил ему не самое сладкое для мужчины занятие, а визит к человеческому зубодеру.  

- Государь, позвольте удалиться, - промолвил он. – Меня ждет невеста.

- Пусть ждет, - хохотнул король. – Предназначение женщины – ждать мужчину. С поля боя – когда идет война. А в мирное время с дружеского застолья. На котором его могут развлекать другие девицы. Женщина должна принять это и смириться.

- Я люблю Кирану, - твердо и решительно заявил дракон Нерин, не робея перед королем. – Дозвольте мне оставить пир и уйти к ней. Я не хочу гаремных девушек.

Теперь уже Рендор скривился так, словно его самого потащили к человеческому зубодеру.

- Я не держу своих воинов силой, Нерин. Мы не на поле боя, и ты волен идти куда пожелаешь.

Юный дружинник живо вскочил на ноги, откланялся королю и был таков. Рендор проводил его кислым взглядом. Королевский генерал, дракон по имени Вейтар, тоже глядел вслед парню. И хмыкнул:

- Вон увидишь, Рен, он потащит свою невесту к фейри. К этой новоявленной богине. Пока ты бранился со своей бывшей, я обратил внимание, как Нерин смотрел на человечку.

- И как же?

- С надеждой и благоговением. Он мечтает сделать Кирану Истинной Парой. И помчится выпрашивать благословения Иллари, даже не разобравшись, богиня перед ним или самозванка. И не он один.

Король скрипнул зубами.

- Я окружен глупцами. Какая из нее богиня?! Это же видно любому разумному дракону. Если он думает головой, а то, что ниже пояса, своевременно сливает в женщину! Кирана, эта пройдоха, корчит из себя недотрогу, не дает парню. А он, вместо того чтобы расслабиться с другими, вьется вокруг нее, как осел на поводке! Мужчина должен не стелиться перед женщиной, а указать ее место! Не дает – так взять силой! Или взять у других.

- До тех пор, пока не влюбился, Рен! – хохотнул генерал. – Осторожнее, вдруг однажды и сам влюбишься, не сможешь смотреть на других, как наш Нерин!

Рендор презрительно осклабился.

- Скорее иномирная человечка сотворит настоящие чудеса, а не шарлатанские фокусы жрецов. Или вообще обернется драконом и взлетит. Я никогда не стану бабским подкаблучником. Будь она хоть сама богиня.  

Настроение у короля драконов окончательно изгадилось. Он отшвырнул от себя девиц, встал и вышел из трапезной залы. Чтобы дойти до своих покоев, ему надо было миновать скульптурную галерею. Рендор метнул сердитый взгляд на изваяние своего далекого предка. Того, что тысячу лет назад заключил мир с фейри.

Тогда бывшие враги обменялись подарками. Драконы честно одарили бывших заклятых врагов золотом, алмазами, сапфирами. А хитрые лживые фейри подсунули подарком… свою богиню.

За такой подарок, считал Рендор, надо было разорвать мирный договор и швырнуть клочья королеве в приторно-соблазнительную, как у всех девиц фейри, физиономию. И тут же сжечь драконьим пламенем со всем ее двором.

Но его предок ополоумел, увидев Иллари во всей красе. Не убогую подделку, иномирную самозванку. Сияющую богиню, которая завораживала, очаровывала, сводила с ума любого мужчину одним взглядом, одним взмахом ресниц.   

Он впал в безумие – иначе его состояние назвать нельзя. Принял коварный дар с восторгом и благоговением. Сам стал первой жертвой богини – а затем принялся отдавать ей своих подданных.

Один за другим, мужчины Лазурных Драконов теряли рассудок. Приносили его в жертву каверзным планам и амбициям фейри, впадали в зависимость от женщин и превращались в жалких подкаблучников.

И называлось все это безобразие – обретение Истинных Пар!

Иллари принесла Лазурным Драконам неугасающее влечение мужчины к женщине. К одной-единственной, которую мужчина выбирал себе в жены. Пара приходила к богине. Добровольно, по собственному выбору.

Никто не обязывал и не понукал Лазурных Драконов приходить к ней. В том и заключалось коварство фейри. Богиня была даром – не принуждением. Ритуал проходили лишь те, кто сами решались.

Но таких нашлось небывалое множество. На пике влюбленности, когда мужчина ослеплен и не видит других женщин, кроме единственно желанной, он готов ради нее на все. Даже сунуть глупую голову в ярмо вечной привязанности.   

Получив благословение Иллари, муж уже не хотел других женщин, кроме своей супруги. Она становилась для него единственно желанной, единственно способной возбудить его мужское влечение – на всю жизнь! Он хотел свою жену до самой смерти и хотел ее одну.

И продолжалось это безобразие до тех пор, пока пра-прадед Рендора не навел порядок.  Король Сентар. Рендор подошел к его статуе. Он приказал передвинуть ее на самое видное место и украсить драгоценными камнями. Сентар указал богине ее место, не побоявшись мести.  А она была страшна. Месть не самой богини… а его собственного народа.

Когда Сентар женился, он не пришел к Иллари за благословением. Объявил во всеуслышание, что не собирается отдавать свободу разума, чувств, желаний богине фейри. И назвал Иллари пожирательницей мужчин, которую фейри заслали, чтобы не силой, так хитростью добить наивных врагов.



Светлана Волкова

Отредактировано: 26.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться