Проклятье Лазурного Дракона

Текст headset Аудио

Глава 26

 

Рендору хотелось рвать и метать. Обратиться драконом и спалить проклятую Джарру. И самое невыносимое – сознавать, что сам загнал себя в ловушку. Был слишком самоуверен. Дал клятву Джарре, твердо убежденный, что подвоха ждать неоткуда.

Десяток Черных против всей Лазурной Дружины – уж точно никакой опасности. Сам Рендор не собирался вредить Джарре у себя во дворце. Он жаждал порвать драконицу в сражении, где она была равна ему в боевом обличье. Самая крупная и мощная из Черных Драконов, способная противостоять любому Лазурному. За время их стычек несколько дружинников погибли от ее когтей.

Но напасть на нее в человеческом обличье, когда он – мужчина, а она – женщина, - на такое Рендор не пошел бы никогда. Подло истреблять свиту Черной он  не собирался – потому и дал клятву не колеблясь.

Беда пришла с нежданной стороны.

Три года назад после чудовищной расправы с послами Рендор совершил карательный рейд на земли Черных. В ярости Лазурная Дружина растерзала в бою пять десятков вражеских воинов. Выжгла пашни, пастбища, склады, но не тронула села и хутора. Хотя магия Черных была намного слабее, Рендор не собирался убивать хейлори, которым просто не повезло родиться на земле его врагов.

Вернувшись, он рассказал Кейласу и Ирсале, как отомстил за них и за двоих погибших Лазурных. Восемь убитых Черных были теми, кто по приказу Джарры истязал их. Рендор пытался достать и саму Черную Королеву. Но изворотливая тварь избегала прямого боя.

С тех пор все три года он неизменно старался подобраться к ней во всех налетах. И больше не надеялся, будто что-то сможет остановить войну между ними. Как он был наивен, полагая, будто Черной польстит брак с Лазурным королем и она успокоится, став королевой обеих стран!

Он был готов даже смирить мужскую гордость, связать себя узами с женщиной, да еще и с врагом – лишь бы остановить войну и разрушения. Вот только самой Джарре не нужен брак, не нужна корона и не нужен мир. Даже власть не нужна. Лишь огонь, кровь и смерть. Брак остановил бы войну – а она жаждала войны.

Все эти три года Кейлас и Ирсала жили во дворце тихо и спокойно. Кейлас посещал торжества Лазурной Дружины как почетный ветеран. Он не стал изгоем, друзья не избегали его.

Рендор верил, что Кейлас и Ирсала чувствовали себя достаточно отмщенными. Конечно, Ирсала первое время после трагедии с мужем была не в себе. Кричала, обвиняла и самого короля в несчастье. Требовала тотальной войны с Черными и смерти самой Джарры.

Рендор поклялся ей, что рано или поздно сойдется с Черной в поединке. И она не выйдет из него живой. И в каждом бою истово рвался сдержать эту клятву – не столько для Ирсалы, сколько для себя.

Он считал, Ирсале этого хватило. Не мог вообразить, что она попытается отомстить лично. Она была одним из самых талантливых магов у Лазурных. Использовала сложнейшие чары невидимости, чтобы подобраться к Джарре незамеченной. И зелье, которое плеснула в Джарру – никто другой не смог бы создать такую жуткую отраву за короткий срок, пока они летели во дворец. Или у нее все было готово и ждало своего часа.

Так или иначе, Рендор недооценил боль Ирсалы и ее жажду мести. И теперь расплачивался. Последнее, что он хотел делать, пытать своего верного ветерана. Он надеялся, до этого не дойдет. Достаточно будет пригрозить Ирсале – и она сознается. Ее любовь к Кейсалу должна превозмочь жажду мести.

Так и случилось. Когда он отдал приказ, женщина сникла.

- Не надо. Я скажу состав.

Она принялась перечислять ингредиенты.  Целитель Черных снял с шеи ожерелье из разноцветных камней, которое оставалось на нем даже при обращении. Пока Ирсала говорила, он касался определенных камней, и те ярко вспыхивали.

Когда женщина перечислила весь состав, ожерелье засияло гаммой разнообразных оттенков. Целитель надел его на шею своей госпоже. На миг оно ослепительно вспыхнуло – и тут же потухло, вбирая разрушительную магию.

Вопли Джарры стихли. Она изможденно опустилась на пол, свита тут же кинулась поддержать королеву. Ожоги на ее лице затянулись, но не исчезли бесследно. На их месте образовались уродливые рубцы.  

Черная, обрадованная тем, что боль исчезла, потянулась руками к лицу. И нащупала шрамы.

- Зеркало! – взревела она. – Зеркало мне!

Рендор не шелохнулся. Гонять своих людей ради прихотей Черной он не намерен. Все тот же маг-целитель махнул рукой, и воздух перед Джаррой уплотнился, собираясь в прозрачную амальгаму. Королева увидела свое отражение и отчаянно взвыла.

- Дрянь! Ты изуродовала меня! Смерть!!!

С рыком драконица вскочила на ноги и метнулась к Ирсале, скрючив пальцы и намереваясь выцарапать ей глаза, выдрать волосы или вцепиться в горло. Рендор бросился наперерез Черной.

С разбегу два смертельных врага, два враждебных правителя, голые мужчина и женщина врезались друг в друга и покатились по полу – как будто в любовной страсти, а на деле в лютой ненависти.



Светлана Волкова

Отредактировано: 26.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться