Проклятье Мары

Глава 16

Правду ли говорят, что перед смертью, вся жизнь мелькает перед глазами, показывая, чего ты добился, совершил и что хуже, ещё не успел сделать? В такие секунды начинаешь думать, как же хреново ты существовал. Я не гналась за красивой жизнью, просто хотела выжить и помочь Еве; раньше думала, что в мой список добрых дел попадёт запись: «моя подруга счастлива, помогла ей вкусить все краски жизни…», но была не права, далеко не права – я её погубила, потащила за собой на дно. Гореть мне вечно в языках адского пламени…

Думала ли я о том, что, встретившись лицом к лицу со смертью, я готова была умолять не забирать меня, чтобы дала мне ещё один шанс… исправить всё, сделать что-то, чтобы могла уйти из этого мира счастливой. Хотя бы помочь друзьям… Но у неё свои планы, моё имя прописано в ежедневнике: «Сегодня, 27 апреля 2016 года приблизительно в 3 часа ночи Джессику Бауэр ждёт незабываемое путешествие в самое сердце тьмы». Шутить с ней опасно для души, вернее, что от неё останется…

Самое неприятное и опасное чувство, которое когда-либо испытывали люди – это страх. Попав под его влияние, начинаешь действовать необдуманно и глупо, совершая, наверное, самые ужасные ошибки. Моё тело перестало подчиняться разуму, словно его куда-то влекло, тянуло… ко второй половинке? Я думала, что вся та чертовщина, которая со мной происходила, была ничем иным, как знаком или сигналом для действий, мне необходимо разузнать, что же творится с моим телом, душой, почему тёмный шлейф смертей тянется за мной. Но, как обычно, я ошибалась – это было предупреждение, написанное большими кровавыми буквами, – «НЕ ЛЕЗЬ – УБЪЕТ», но что взять с глупой студентки, которая постоянно жаждет найти неприятности. Теперь же, стоя на краю, меня мотало в круговороте отчаяния, никто не поможет, не скажет, как поступить, будет ли это правильным. Я предоставлена самой себе, окутанная страхом.


Она стояла и смотрела на меня своими пустыми глазами, кожа на лице давно иссохла, приобрела сероватый оттенок и потрескалась, волосы ниспадали грязной и спутанной соломой, прикрывая большую часть лица. Белое платье уже не было таким белоснежным – давно испачканное в грязи, пыли и крови. По её состоянию трудно определить, как именно она умерла, но то, что это было мучительно и долго, правда.

В такие моменты лучше стоять и не дышать – авось пронесёт! Кто знает этих призраков, может, попугает своим присутствием, покажет силу и могущество и испарится. Тогда все будут живы и счастливы, начнут водить хороводы и петь песенки.

Но нет… Еве вздумалось меня спасать, ей лучше других известно – я не самый лучший кандидат. А своими вздохами и неловкими движениями смогла привлечь внимание Мары. Та в следующую секунду очутилась нос к носу с моей подругой и одним только взглядом смогла отшвырнуть её к стенке… а путь для побега так был близок…

И тут у меня шарики за ролики заехали. Естественно, хотелось и мне стать героем и спасти всех. Я кинулась к призраку и, не знаю, чем думала, хотела схватить её за платье. Но мои жалкие попытки привлечь внимание разъярённой особы увенчались успехом после того, как моя рука прошла насквозь, когда, не рассчитав скорости и не сумев вовремя затормозить, ударилась об кухонную тумбу. Далее, все происходило, как в тумане. Меня силой швырнуло куда-то вглубь кухни, голова ужасно гудела, а спиной, кажется, упала на что-то твёрдое, потому что даже пошевелиться не могла – острая боль сковала тело. Но и тут мне помогли встать, вернее, повиснуть в воздухе. Мара с каждым сделанным шагом всё туже сдавливала удавку на моей шее, отчего дышать становилось труднее. Я была зла… на саму себя, на неё, хватит уже этих игр, если она хотела меня прикончить, так пусть сделает это быстро.

— Чего же медлишь, – прохрипела я, сдерживая себя, чтобы лишние слова не слетели с моих уст, – делай, давай, уже своё грязное дело, хватит прелюдий.

Призрак удивлённо повернул голову, даже было видно, как тёмные впалые глаза слегка сузились, а рот скривился в неком оскале. Удавка на моей шее расслабилась, и я полетела вниз. Боль новой волной отозвалась в спине, но на этот раз не так сильно. Было даже странно, что она не нападает, ждёт, медлит; начало складываться чувство, что она играет, это новый способ пощекотать нервы. Хочет, чтобы я умоляла? Не дождётся. Я лучше плюну ей в лицо, спровоцирую на быструю смерть.

Кое-как поднявшись на ноги, краем глаза заметила, как Ева помогает Итану. В его глазах читался ужас; ожидал ли он увидеть её? Только вот представить не мог, как это будет страшно до боли. Моё внимание вновь было приковано к призраку, делая неуверенные шаги, всё ближе подходила к ней.

— Хватит игр – покончи с этим.

— Кто сказал про игры?

Грубый и мёртвый голос отозвался эхом в моей голове. Я потеряла дар речи, тело пробила дрожь, и стало невыносимо холодно, словно кто-то коснулся моей души, и меня выворачивало наизнанку.

— Хотела ты правды? Знать всё? Совала свой нос, куда не следует. А я ведь предупреждала…

Она подходила все ближе, а я словно приросла к полу, ноги налились свинцом, и все, что смогла сделать, так это тяжело сглотнуть.

— Жажда смерти – очень сладостна и опьянительна, хочется погрузиться в неё с головой, – Мара продолжала свою игру со мной. Перебирая своими костлявыми пальцами мои волосы, она кружила возле меня, заставляла чувствовать себя добычей в руках хищника. – Она заставляет придумывать каждый раз новый план, но придерживаясь старого сценария. И она хочет большего, ужаснее, чтобы кровь лилась рекой, а крики не прекращались, они музыка для его ушей…

— Его? – всё, что смогла выдавить из себя.

— Он воплощение самой смерти… Он знает… – поворачиваясь в сторону Итана, призрак девушки исчез, а в следующую секунду оказывается рядом с мужчиной. – Он стал его очередным коллекционером душ, – она провела своими холодными пальцами по чуть щетинистой щеке, а потом опять явилась рядом со мной.



Амелия Джонс

#7154 в Мистика/Ужасы

В тексте есть: призраки

Отредактировано: 07.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться