Проклятье Оракула

Размер шрифта: - +

Глава 17

Манга́л — жаровня у народов Ближнего Востока, медная чаша на ножках с широкими горизонтальными полями, двумя ручками для переноски и полусферической крышкой. В странах бывшего СССР мангалом часто называют любое приспособление для получения углей и приготовления жареного мяса (шашлыков). Обычно это металлическая коробка с ножками.

Википедия

 

Калужская область, сентябрь 2009 года

 

Через некоторое время после нашего приезда, к нам пришел мой второй брат – Слава – он же наш сосед по даче. Между нашими участками не было забора – только заросли малины и тропинка, по которой можно было попасть от них к нам и наоборот. Держа своего папу за руку, к нам спешил мой любимый (и пока что единственный) четырехлетний племянник – Вовчик.

Остаток вечера ушел на разговоры, торжественное вручение племяшу шоколадных грибочков, которые он так любил, и распаковку привезенных с собой из города вещей. Но, конечно же, больше всех радовалась Герда – только на даче она могла свободно гулять без поводка (ровно до тех пор, пока не начинала носиться по маминым грядкам), да еще и целый день напролет. Не успели мы еще лечь спать, а я уже ждала Алекса. Я вспоминала все самые лучшие моменты из нашей с ним недолгой совместной жизни, после чего нехотя призналась себе в том, что он целуется гораздо лучше, чем Костя, от воспоминаний о котором меня пробивала неприятная дрожь. Я чувствовала себя виноватой за то, что совершила. И еще более виноватой за то, что могла совершить. Но еще я окончательно поняла одну крайне важную вещь – мне не нужен никто кроме Алекса. Несмотря на его вспыльчивый характер, молчаливую угрюмость и загадочную душу – я поняла, что начала влюбляться в него. Я хотела быть рядом с ним, дышать его запахом, слушать его голос… и в то же время, я боялась его. Боялась того, что он приедет – это стесняло меня, хотя стесняться здесь было особо и нечего. Наверное, это чувство было следствием того, что я всегда прятала от мамы всех моих парней, маскируя свидания под прогулки с подругами и занятия в институте, пользуясь тем, что родные не знают моего расписания. А тут вдруг сразу муж…

На следующее утро Слава, как обычно уговорил нас с Геной поехать вместе с ним в лес за грибами. Конечно, на нашей машине – его «Киа сид» с городской подвеской, в отличие от нашей баклажановой «Пятерки», развалился бы на запчасти от езды по ухабистым деревенским дорогам, на которых застыли рытвины после дождя. Да и жена Славе новую машину водить пока что не доверяла – он всего пару месяцев назад получил права, а сама она отказалась от поездки по ухабам – все-таки шестой месяц беременности.

Лес находился на другом берегу реки, за деревней, добираться туда было удобнее на машине, хоть и приходилось делать крюк через все садовое товарищество. После двадцатиминутной тряски в машине, мы припарковались около кромки молоденького леса – в нем росли в основном березы и ели, многие из которых не выше меня ростом. Настоящий лес начинался дальше – вековые сосны взмывали ввысь, заставляя запрокидывать головы, чтобы разглядеть величие их крон, закрывающих собой небо; под ногами, словно ковер, расстилался толстый слой опавшей хвои и папоротника, а в лесной тишине звенели неповторимые голоса птиц. Картину портило только несколько поваленных деревьев, вокруг которых были разбросаны пустые водочные и пивные бутылки – каждый отдыхает по-своему – кому грибы, а кому…

Мы хотели поскорее вернуться домой, поэтому держались ближе к молодому лесу, не углубляясь в лес старый, и, стараясь, не отставать друг от друга. Слава взял с собой любимую «грибную» корзинку, а мы с Геной, как настоящие дилетанты в этом нехитром деле вооружились кухонным ножом и полиэтиленовым пакетиком. Точнее я вооружилась ножом и как маньяк кидалась на каждый увиденный мной гриб, а Гена нес пакетик и показывал мне на очередную жертву (надо сказать, что срезали мы практически все подряд грибы, отчего половину собранного, отбракованного Славой, потом выбросили). Пока мы с Геной срезали свою неожиданную находку – сразу четыре сыроежки (они составляли девяносто процентов всех собранных нами съедобных грибов), Слава успел убежать далеко вперед и потеряться из виду. Мы не предали этому большого значения – в крайнем случае, мы со Славой договорились встретиться около машины, от которой не так уж и далеко ушли – он лес знал, а у нас с собой был навигатор, так что никто не потеряется. Уже направившись в ту сторону, куда отправился Слава, я совершенно случайно заметила под поваленной березой огромный белый гриб. Скорее всего, предыдущие искатели грибов не увидели его именно из-за того, что гриб буквально спрятался под упавшим деревом так, что, если бы я не наклонилась поправить штанину, то прошла бы мимо такого сокровища. Я свернула с тропинки и быстро пошла по направлению к грибу, раздвинула ветки, аккуратно срезала его и… оказалась нос к носу с самым настоящим волком! Хотя, правильнее сказать – я уперлась своим носом в мокрый нос напротив. Первой моей мыслью было «Откуда так близко к человеку взялись волки?!». Я оглядела морду, нависшую надо мной – эта морда меня бессовестно и с любопытством обнюхивала – и медленно встала на ноги, начав пятиться назад. Из неприметных кустов навстречу мне, выстроившись ровным клином, вышло пятеро матерых хищников – они были слишком крупными для обычных волков. Гена, оказавшийся за моей спиной, заметно напрягся, я обнадеживающе улыбнулась ему – я поняла, что передо мной оборотни, а значит, общий язык мы, скорее всего, найти сможем. В любом случае, я ничуть не удивлюсь, если их подослал Алекс, чтобы приглядывали за мной – это вполне в его стиле. Я оглядела волков – четверо из них были типичными (не считая размеров) представителями Canis Lupus Communis[1], которые живут в Московском зоопарке, если не ошибаюсь. А вот их вожак (тот, с чьим носом я так удачно поздоровалась) был поразительно похож на хаски – совсем как Алекс, но намного темнее…



Наталья Волкова

Отредактировано: 09.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться