Проклятье Рябиновой Петли

Размер шрифта: - +

Часть 4: Химеры и воющая сирена. Двенадцатая глава

I — Тома

Сидя на переднем сидении автомобиля, я рассматривала документы. Сквозь припущенное окно задувал прохладный ветер. В голове пульсировала боль — побочное действие от силы внушения того юноши. Ведьмак он умелый, только не знал, с кем связывается.

Шин вернулся из кофейни с двумя стаканчиками кофе и пакетом пончиков.

— Нашла что-то интересное? — спросил он, сев на место водителя и протянув мне один стаканчик.

Я улыбнулась, довольная, что мои догадки подтвердились:

— Бесспорно — все кто был в поместье — ведьмы. Тот самый пресловутый клан Близнецов, который пытались выследить наши предки. Однако, мой дорогой, там не хватало этого юноши. — Я постучала ногтем по фотографии с двумя парнями. — Этого мы пытались арестовать, а этого в столовой вообще не было.

— Может, он отлучился куда-то?

Сделав глоток кофе, я  пожала плечами:

— Не знаю. В любом случае, мы подобрались так близко как не смог никто из наших предков. Не понимаю, почему мы раньше не заметили дороги из трупов.

— Есть какие-то закономерности?

— Все жертвоприношения происходят каждые двадцать лет, плюс-минус два года и несколько дней. То бишь, обычно где-то в середине октября.

— Погоди, жертвоприношения? — Шин оторопел, подавился кофе и закашлялся, а успокоившись, поставил стаканчик на бардачок и потёр в замешательстве лоб. — А кто жертвы?

— Обычно, старшие из близнецов. Когда клан собирается вместе — они сжигают их. — У меня по коже побежали мурашки от представления, как ведьмы обходятся со своими отпрысками. Во славу сатане, не иначе.

— Тома, это ужасно… Не знаю, каким человеком нужно быть, чтобы принести в жертву своего ребёнка.

Я тоже поставила стаканчик на бардачок, собрала все бумаги, разложенные у меня на коленях, и посмотрела Шину в глаза, напоминающие цветом переспевшую хурму:

— Они не люди, мой дорогой. Ведьмы. А мы за ведьмами охотимся.

II — Норвак

Я едва сдержался, чтобы не застонать от разочарования, когда увидел, на запястье малютки Грейс тонкую полоску шрама.

— Что-то не так? — взволнованно спросила Перси.

— Нет, они… прекрасны. И… ты же понимаешь, что я теперь сделаю всё, что в моих силах, чтобы остаться рядом с вами? — Только задав вопрос, ко мне в голову пришла мысль. Очень неприятная мысль, чтобы её прогнать, я поинтересовался: — Извини, не хотел на тебя давить. Просто, всё произошло так неожиданно. Ты же не против, если я останусь с вами… Имею ввиду, может у тебя уже кто-то есть?..

— Всё в порядке, Норвак. Нет, я одна, и, слушай, давай не будем спешить? Грейс и Лео не повод сразу съезжаться. Мы можем начать с нуля. Постепенно сближаясь.

«Куда уж ближе!» — чуть не воскликнул я, но девушки, такие девушки. Знала бы Перси, на что я иду, ради возможности быть с ней. Вот почему, бывает, проведёшь с человеком одну ночь, а он кажется роднее, чем тот, с кем ты прожил всю жизнь бок о бок?

Чтобы не разбудить розовощёких малюток, мирно сопящих в кроватке, мы вернулись в гостиную, где Перси предложила чая, а я не отказался. Хотя я нуждался в чём-то покрепче. Оставшись наедине, я воспользовался возможностью подумать, что же мне делать. Дома, какое странное понятие, наверное, меня уже обыскались и с ума сходят. Ещё бы. Я уже должен был сгореть вместе с Боригард, Муром, Себастианом. Превратиться в кучку пепла, а вместо этого сидел на прохудившемся диване и понимал, что нахожусь там, где должен был, а цена этого «нахождения» — апокалипсис. Так как предотвратить его? Как отвести проклятье?

Рябиновая ведьма, ты настоящая сука. Надеюсь, ты мучаешься в аду.

Нужно поговорить с Малахией. В конце концов, он всегда стремился найти способ спасти меня. А я всегда злился на него за это. Быстро же всё меняется. Раньше я всегда жил до момента Сожжения, и никогда не задумывался, что у меня может быть после. Теперь, когда я жажду после у меня нет времени, чтобы его обрести.

Перси вернулась с подносом, на котором стояли чашки с ароматным ромашковым чаем и тарелка с шоколадным печеньем. Она поставила поднос на журнальный столик передо мной.

— Можно я останусь у тебя на эту ночь? — Я взял чашку и сделал глоток. Чай оказался несладким и немного терпким.

— Хорошо. Я постелю тебе на диване. — Перси кивнула, не успела сесть на кресло, как из кухни зазвенел телефон. — Я сейчас вернусь.

Она снова ушла.

Если быть откровенным, я собирался провести с ней и… детьми больше, чем одну ночь, но наглеть не стану и уйду поутру. Сниму номер в отеле, а оттуда уже проведу астральный сеанс. Сам я не успею быстро добраться домой, учитывая, что топлива в баке байка не осталось, а денег я взял с собой немного. Вернее, не брал, у меня всегда на всякий случай лежит пачка купюр в джинсах.

Перси вернулась. Её щеки горели румянцем, грудь часто вздымалась. Словно не замечая меня, она подошла к телевизору, включила, и села на кресло. По каналу крутили новости. Прямой эфир:



Диана Винтер

Отредактировано: 06.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться