Проклятье Рябиновой Петли

Размер шрифта: - +

Семнадцатая глава

I — Малахия

Когда я развернулся и пошёл обратно к меченым, они смотрели на меня удивлёнными взглядами. Когда я доставал из багажника автомобиля лопату, чтобы выкопать могилу для Дейзи, они всё так же смотрели и даже не шелохнулись. Себастиан с Муром спохватились лишь после того, как я принялся копать яму под молодой ёлкой, подальше от дороги. Вдвоём парни принесли тело и бережно положили на траву.

Мура мутило, я чувствовал это достаточно хорошо, чтобы мой желудок сжался, готовый вывернуться наизнанку. От Себастиана исходило напряжение, скрывающее в коконе настоящие эмоции. Не знаю, что будет, если кокон лопнет. На что способен отчаявшийся человек? Подумать страшно.

Боригард стояла немного позади меня и держала в ладони цепочку с медальоном. Его красноватый свет хорошо разгонял темноту. Сама же Боригард волновалась. Только не о том, что случилось. Волнение её больше походило на переживания. И только уже закапывая могилу, я понял, что Боригард на самом деле беспокоил мой поступок.

Вскоре мы снова пустились в дорогу. Долгое время никто не решался заговорить. Самым тяжёлым в случившемся с Дейзи было осознание, что она пострадала из-за проклятья. Хотела ли Рябиновая ведьма уничтожить мир, когда проклинала ребёнка своего сына? Или она не думала о последствиях?

Накопившиеся вопросы уже не помещались в голове. Смотря на своё отражение в стекле, я снова хотел вытворить что-нибудь эдакое. На душе собрался тяжёлый осадок, из-за него я уже не смогу смотреть на Норвака и воспринимать его нормально. Он подумал, что я не помогу. Он сбежал, а потом взвалил на меня ответственность. Мол, Малахия, ты уже пытался, я всегда орал на тебя за это, но тут мне приспичило жить, давай ещё.

Я упёрся ладонями в сидение и сжал кулаки, дав выход злости.

— Мэл? — Боригард накрыла рукой мой кулак. — Всё нормально?

Кивнул. Грубить ей я просто был не в силах. Вместо того убрал каплю воды с её щеки и посмотрел в глаза. Боригард подвинулась ко мне и прижалась всем телом.

Автомобиль набрал скорость. Себастиан вёл умело и не отвлекался до тех пор, пока мы не приблизились к загородному посёлку Вудворниша. Он буквально утопал в густой растительности, а выхваченная светом фар асфальтовая лента дороги была зеленоватой ото мха. По ней явно давно не ездили. Во всем посёлке ни один фонарь не горел, не светилось ни одно окно. Стояла темнота и загробная тишина.

Себастиан приоткрыл до половины окно. Моросящий дождь тут же брызнул каплями на руль. Повеяло сырой хвоей. Мур покосился на Себастиана и натянул на руки рукава толстовки.

— Тебе жарко, что ли? — спросил он.

Себастиан промолчал. Перехватил руль одной рукой, а вторую запустил в карман. Первой достал пачку сигарет, второй зажигалку.

— Ты куришь? — удивленно спросил я.

— Вообще-то нет. — Себастиан протянул Муру зажигалку, а сам вынул из пачки сигарету. — Подожги, пожалуйста.

— А что ты сейчас делаешь? — Боригард вскинула брови.

— Пробую. Пока есть возможность. Потом, когда Петля не будет нас защищать, не хочу гробить организм этим дерьмом.

Исчерпывающий ответ, ничего не скажешь.

— Ты прыгал с самолёта, но не курил? — Мур улыбнулся, но тут же скривился, удобнее усаживаясь.

— Я делал много опасных вещей, только не курил, да. — Себастиан затянулся, выдохнул в окно, даже не закашлявшись.

— А что ты делал ещё? — заинтересовался Мур, положив зажигалку на бардачок.

— Не важно. Пускай мои тупые поступки останутся при мне.

Мур пожал плечами и бросил взгляд на меня через зеркало заднего вида:

— А что делал ты?

— Ничего, — отчеканил я, надеясь, что больше вопросов не последует.

— А я помню, как ты встал перед дулом пистолета детектива Томы Райт. И сказал ещё что-то вроде, что уже пытался, — с укором заметила Боригард. Она отстранилась и посмотрела на меня.

Через зеркало я увидел самодовольную улыбочку на лице Мура. Хмыкнул Себастиан.

— Как будто я один такой, — отмахнулся я, закатив глаза.

— Я не пыталась ни разу. — Боригард поджала губы.

— А ты, Мур?

— А что я, бро? Я тоже ничего не творил. Даже под защитой Петли. Не люблю калечиться попусту. А если говорить откровенно, — Мур вздохнул, — по натуре трус я. Не смотрю фильмы ужасов, не читаю страшные или жёсткие книги… чего уж там. Прошли мы испытание страхами, но смелее я не стал. Лишь… возненавидел себя. Понимаете? Почему пришли детективы? Почему родители наши сейчас в участке? Оттого, что я испугался Сожжения. Когда у Норвака произошёл выброс силы, я убежал в лес и выскочил на дорогу. Перевернул автомобиль. Убил водителя.

— Это не твоя вина, — помолчав, возразил Себастиан. Он уже докурил сигарету, выбросил окурок в окно и закрыл его. Стоило ему на секунду оторвать взгляд от дороги, как там возникла долговязая тёмная фигура со светящимися в темноте глазами.



Диана Винтер

Отредактировано: 06.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться