Проклятье Рябиновой Петли

Одиннадцатая глава

I —Малахия

Время давно перевалило за полночь. Небо затянули тучи, сорвался пронизывающий ветер с противной моросью. Вместе с Боригард мы выпроводили всех гостей. И собрали на диване в гостиной тех, кто ещё мог соображать и не был пьян в стельку, как Себастиан. Его же оставили спать в комнате на втором этаже.

— Что случилось? — в лоб спросила Иванна. На её запястье я заметил свежий синяк, но отчего-то не предал этому значения.

Я переглянулся с Боригард — затаившаяся паника в отражении монохрома зелёных глаз и дрожащие руки. Она промолчала, и тем самым оказалась права: брат мой и рассказать должен я. И хотя мне ой как не хотелось ничего говорить… Да что там говорить? Мне взгляд на меченых поднять сил не хватало!

— Похоже, Норвак сбежал, — топорно выдал я и запнулся — больше не смог выдавить из себя ни звука. Хотелось провалиться сквозь землю.

Тишина электризовалась, потрескивала тикающей стрелкой часов, поскрипывала половицами. Чужие взгляды жгли лицо.

— То есть, как сбежал? — спустя несколько минут фыркнула Маранта.

— Его нет в поместье, телефон на кровати, — тут же пояснил я, спрятав руки за спиной, хотя отчаянно хотелось скрестить их на груди и закрыться от всего, что могло на меня навалиться.

— Давайте не разводить панику раньше времени. — Джулиан кивнул и встал с дивана. — Может, он просто отлучился и утром вернётся. Или в любую другую секунду.

Боригард нервно перетаптывалась рядом со мной. Облизнув губы, сказала:

— Боюсь, что не вернётся.

— С чего ты взяла? — удивился Мур. Он сидел на диване, уперев локти в колени, и рассеянно смотрел перед собой.

— Видение про Завесу. Тем, кто не в курсе: недавно меня посетило видение, в котором я увидела, как Призрачная завеса пала и призраки хлынули в наш мир. Они и так уже пробираются сюда, а тогда… Я видела сплошной серый поток. Бурлящий будто неспокойный океан. Он разливался повсюду.

Был бы тут Себастиан, он бы выругался. Собственно, мне тоже хотелось, но я сдержался.

— Будущее меняется? — спросила Иванна. Встав с дивана, она заметила мой взгляд и натянула рукав рубашки на запястье, чтобы скрыть синяк.

Боригард молча отвела взгляд.

— Когда это случится? — Джулиан вздохнул, запустив руку в волосы.

— Третьего ноября, — сказал я.

— Третьего? — Иванна вскинула брови. — Это не может быть совпадением.

— А что? — в один голос спросили Мур с Джулианом.

Иванна по очереди посмотрела на присутствующих:

— Третьего ноября нам с Себастианом исполнится двадцать один.

— Знаете что? — Боригард зевнула. — Сейчас быстро наводим небольшой порядок. Потом идём спать, а утром, когда вернутся родители и если не вернётся Норвак, будем что-то решать. В нашем распоряжении колдовская сила. Уж кто-кто, а мы найдём выход.

***

В кровать я лёг часам к четырём утра. Не было ни сил, ни желания думать, поэтому я просто отключил мозг, но как ни старался — уснуть не мог. Навязчивое чувство беспокойства росло снежным комом, спущенным с горы. Казалось, вот-вот и оно меня раздавит.

Когда скрипнула дверь и по спальне раздались тихие шаги, я вскочил с кровати, надеясь, что вернулся Норвак, но вместо него увидел Боригард. Она тоже не могла уснуть.

Мы умостились на одной кровати и лежали в тишине некоторое время. Удивительно, какое спокойствие может навевать компания одного человека. И Боригард была из тех, рядом с кем можно «выдохнуть». Оставить все проблемы на «потом».

Ближе к шести меня сморило, а проснулся я немногим позже рассвета. Без Боригард. Видимо она встала ещё раньше.

Часы показывали восемь.

Немного стучало в висках, но в целом самочувствие не подводило. Нужно привести себя в порядок и собрать всех для разговора. Родители должны были вернуться, а у меня есть идея, которая должна помочь разрешить сложившуюся ситуацию. Я ведь так и не заглянул в «Летопись проклятых».

На улице сеяло дождём, в воздухе стояла туманная взвесь. Унылая атмосфера, по правде говоря, как раз под настроение. Я надел джинсы и свитер, умылся, причесался, отметил, что выгляжу паршиво и спустился в столовую. Как оказалось, все только меня и ждали.

— Он серьёзно сбежал? — спросил отец, опустив приветствия и метнув в меня сердитый взгляд из-под насупленных бровей.

— Всё говорит об этом. — Я пожал плечами и сел на свободный стул между Боригард и Муром. Как я научился отличать его от брата? Просто у Мура ямочки на щеках появляются, только когда он улыбается, а у Джулиана их видно постоянно.

— Я не понимаю, — взвизгнула Клавдия, нервно обдирая бежевый лак с ногтей. — Почему?

— Кажется, ему кто-то звонил вчера на вечеринке, — сказал Джулиан.

— Его телефон в спальне, но я уже смотрел. История звонков стёрта. — Я качнул головой. Вчера я действительно проверил телефон Норвака, ещё и успел удивиться не только факту стёртых исходящих и входящих вызовов, но и тому, что брат вообще оставил телефон.



Диана Винтер

Отредактировано: 22.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться