Проклятье Рябиновой Петли

Семнадцатая глава

I — Малахия

Когда я развернулся и направился обратно к меченым — они смотрели на меня удивлёнными взглядами. Когда я доставал из багажника автомобиля лопату, чтобы выкопать могилу для Дейзи, они всё так же смотрели и даже не шелохнулись.

Себастиан с Муром спохватились лишь после того, как я принялся копать яму под молодой ёлкой, подальше от дороги. Вдвоём парни принесли тело и бережно положили на траву.

Мура мутило — я чувствовал это достаточно хорошо, чтобы мой желудок сжался, готовый вывернуться наизнанку. От Себастиана исходило напряжение, скрывающее в коконе настоящие эмоции. Не знаю, что будет, если кокон лопнет.

На что способен отчаявшийся человек?

Боригард стояла немного позади меня и держала в ладони цепочку с медальоном. Его красноватый свет хорошо разгонял темноту. Сама же Боригард волновалась — однако не о том, что случилось. Волнение её больше походило на переживания. И только уже закапывая могилу, я понял, что Боригард на самом деле беспокоил мой поступок.

Вскоре мы снова пустились в дорогу. Долгое время никто не решался заговорить. Самым тяжёлым в случившемся с Дейзи было осознание: она пострадала из-за проклятья. Из-за… нас.

Хотела ли Рябиновая ведьма уничтожить мир, когда проклинала ребёнка своего сына? Или она не думала о последствиях?

Накопившиеся вопросы уже не помещались в голове. Смотря на своё отражение в стекле, я снова хотел вытворить что-нибудь эдакое.

На душе собрался тяжёлый осадок — из-за него я не смогу смотреть на Норвака и воспринимать его нормально. Он подумал, что я не помогу… Он сбежал, а потом взвалил на меня ответственность. Мол, Малахия, ты уже пытался, я всегда орал на тебя за это, но тут мне приспичило жить, давай ещё.

Я упёрся ладонями в сидение и сжал кулаки, дав выход злости.

— Мэл? — Боригард накрыла рукой мой кулак. — Всё нормально?

Кивнул. Грубить ей я просто был не в силах. Вместо того убрал каплю воды с её щеки и посмотрел в глаза. Боригард подвинулась ко мне и прижалась всем телом.

Автомобиль набрал скорость.

Себастиан вёл умело и не отвлекался до тех пор, пока мы не приблизились к загородному посёлку Вудворниша, раскинувшемуся у начала разветвления дороги. Посёлок буквально утопал в густой растительности, а выхваченная светом фар асфальтированная лента зеленела ото мха — по ней явно давно не ездили. Во всем посёлке ни один фонарь не горел, не светилось ни одно окно. Стояла непроглядная темнота.  И тишина. Загробная.

Себастиан приоткрыл до половины окно. Моросящий дождь тут же брызнул каплями на руль. Повеяло сырой хвоей. Мур покосился на Себастиана и натянул на ладони рукава толстовки.

— Тебе жарко, что ли? — спросил он.

Себастиан промолчал. Перехватил руль одной рукой, а другую запустил в карман. Достал пачку сигарет, затем зажигалку.

— Ты куришь? — удивленно спросил я.

— Вообще-то нет. — Себастиан протянул Муру зажигалку, а сам вынул из пачки сигарету. — Подожги, пожалуйста.

— А что ты сейчас делаешь? — Боригард вскинула брови.

— Пробую. Пока есть возможность. Потом, когда Петля не будет нас защищать, не хочу гробить организм этим дерьмом.

Исчерпывающий ответ, ничего не скажешь.

— Ты прыгал с самолёта, но не курил? — Мур улыбнулся, но тут же скривился, удобнее усаживаясь.

— Я делал много опасных вещей, только не курил, да. — Себастиан затянулся, выдохнул в окно, даже не закашлявшись.

— А что ты делал ещё? — заинтересовался Мур, положив зажигалку на бардачок.

— Не важно. Пускай мои глупые поступки останутся при мне.

Мур пожал плечами и бросил взгляд на меня через зеркало заднего вида:

— А что делал ты?

— Ничего, — отчеканил я, надеясь, что больше вопросов не последует.

— А я помню, как ты встал перед дулом пистолета детектива Томы Райт. И сказал ещё что-то вроде, что уже пытался, — с укором заметила Боригард. Она отстранилась и посмотрела на меня.

Через зеркало я увидел самодовольную улыбочку на лице Мура. Хмыкнул Себастиан.

— Как будто я один такой, — отмахнулся я, закатив глаза.

— Я не пыталась ни разу. — Боригард поджала губы.

— А ты, Мур?

— А что я, бро? Я тоже ничего не творил. Даже под защитой Петли. Не люблю калечиться попусту. А если говорить откровенно, — Мур вздохнул, — по натуре трус я. Не смотрю фильмы ужасов, не читаю страшные или жёсткие книги… чего уж там. Прошли мы испытание страхами, но смелее я не стал. Лишь… возненавидел себя. Понимаете? Ведь почему пришли детективы? Почему родители наши сейчас в участке? Оттого, что я испугался Сожжения. Когда у Норвака произошёл выброс силы — я убежал в лес и выскочил на дорогу. Перевернул автомобиль… Убил водителя.

— Это не твоя вина, — помолчав, возразил Себастиан. Он уже докурил сигарету, выбросил окурок в окно и закрыл его. Стоило ему на секунду оторвать взгляд от дороги, как там возникла долговязая тёмная фигура со светящимися в темноте глазами.



Диана Винтер

Отредактировано: 22.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться