Проклятье Рябиновой Петли

Восемнадцатая глава

I — Малахия

Неловко было говорить о проклятье при «девушке» Норвака, к тому же полуобнажённой. Однако я рассказал всё от способа снятия, угрозы апокалипсиса, и до ритуала благословения. Только я заговорил о последнем, брат фыркнул.

— Не спорю, Мэл. Это может сработать, но кто вызовется добровольцем на бла… благословение? Дебильное название. Я — пас. Если всё сработает, у меня Перси и близнецы. Я их не оставлю.

— Я бы предложил сделать якорем Грейс. Она маленькая и ещё ничего не понимает, — сказал Себастиан.

— Я тебя сейчас стулом предложу, Бас. Ни ты, ни кто другой Грейс не тронет. — Норвак шагнул вперёд, уже сжав кулаки. Улыбка с его лица пропала, сменившись морщинами на лбу и движущимися желваками на скулах.

— Да не волнуйся, я не всерьёз. — Себастиан вздохнул, выдержал колючий взгляд Норвака и отвернулся.

— Можем потянуть жребий, — после небольшой заминки предложил Мур.

Боригард переводила взгляд с него на меня. Обнимала себя одной рукой. Мне вдруг захотелось прижать её к себе, вдохнуть аромат яблок и заверить, что мы со всем справимся.

— Ещё в игры на смерть мы не играли, — возразил Себастиан. — Нет, я отказываюсь.

Норвак молчал. Я же словно ждал от него вердикта. Но прозвучавший ответ оказался не тем, на который я рассчитывал:

— Предлагаю поспать, — сказал брат. — И подумать обо всём снова утром. Перс, можно мы останемся?

Перси потёрла шею, пожала плечами:

— Гостиная в вашем распоряжении. Простите, для меня это слишком. — Она нервно улыбнулась. Вы до жути странные. И как будто не в себе, но говорите так убедительно… Я… Мне нужно побыть одной.

Перси отстранилась от Норвака и поспешно скрылась в спальне. Щелкнул замок.

— Перси, — Норвак подошёл к двери.

— Всё нормально, пожалуйста, дай мне время.

— Ладно.

Норвак вернулся к нам, но едва мой с ним взгляды пересеклись, я отчего-то отвернулся.

***

Ночь, утро и половина дня тянулись неимоверно долго. Казалось, второе число отчаянно не хотело меняться третьим.

За окном лил дождь. К вечеру Боригард устроилась на узком подоконнике с местами облупившейся краской, и наблюдала, как стекла расчерчивают полоски воды. Стоило мне подойти к ней, Боригард вздрогнула, заправила за ухо прядь волос и, не отводя взгляда от окна, сказала:

— Они похожи на царапины. Будто дождём мир намекает, что ему больно от всего происходящего. И он царапает стёкла в надежде, что кто-то поймёт тайный посыл и предпримет что-то. Остановит… это.

— Возьми. — Я протянул ей чашку горячего чая и сам поднял взгляд на стекло. Что-то было в её словах. Что-то глубокое и личное, отдающие горьким чувством вины и стылым отчаянием.

Боригард молча приняла чашку из моих рук, но так и не решилась сделать первый глоток.

Я оглянулся на звук шагов. Себастиан вышел из душа и вернулся в гостиную. Мур сидел на диване, бездумно листая новостную ленту. Норвак и Перси безвылазно сидели в спальне вот уже который час. Один я шатался с места на место.

Вся квартира была насквозь пропитана тревогой и плохо контролируемой паникой. Каждый ощущал себя на грани, и в совокупности чувства пробивались сквозь барьер ослабевшей эмпатии. Казалось, по коже бегают тысячи муравьёв, а я стряхнуть их не в силах.

Мы словно оттягивали момент рокового разговора. Кого благословят? Где мы возьмём достаточно силы для свершения благословения? Как мы будем справляться с последствиями? Ведь…

Проклятые поколениями шли на костёр. Погибали в огне, лишь бы не допустить апокалипсиса. И… зря? Предполагал ли кто-либо, что проклятье можно снять? Пытался ли? Или я один, кто оказался не способен смириться с уготованной судьбой?

Я отвернулся от окна. На улице давно стояла ночь с редкими изумрудными всполохами на затянутом тучами горизонте. Изредка к монотонному шуму дождя примешивались редкие звуки выстрелов.

В интернете писали, что химеры — это вырвавшееся наружу биологическое оружие. Откуда вырвавшееся — никто не рассказывал. «Разрывы» называли астрономическим явлением и приравнивали к вспышке сверхновой звезды. А призраков… Насчёт них мнения в интернете расходились. Экстрасенсы визжали от восторга, скептики оспаривали истинность происхождения духов и говорили, что они — это тоже нечто сбежавшее из лабораторий. Куда сложнее было с людьми религиозными, но вчитываться в споры на форумах я желанием не горел.

Скрипнула дверь спальни. В гостиную вошёл Норвак.

— Ну… так что?

— Что? — Себастиан с издёвкой вскинул брови. Поправил влажные волосы и сел на кресло. — Я думал, ты уже не выйдешь к нам.

Норвак проигнорировал его слова и посмотрел на меня.

— Как нам угадать точное время? — спросил он и посмотрел на Боригард. — Не сидеть же весь день связанными. Кстати, а верёвка у вас есть?

— Я взял, — сказал Мур и вытащил из кармана толстовки небольшой моток пеньки.

Боригард хохотнула. На удивлённые взгляды ответила:



Диана Винтер

Отредактировано: 22.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться