Проклятье Рябиновой Петли

Размер шрифта: - +

Пролог

«Спрячься в бочке с ягодами рябины, доченька, — говорила мать, — инквизиторы там тебя не найдут. Только сиди тихо, моя маленькая ведьма. И закрой уши руками. Я не хочу, чтобы ты услышала что-то плохое. Ты будущее колдовства, не дай ему погибнуть…»

Девочка строго выполнила указания матери, только это и спасло малышке жизнь. Никчёмную жизнь, с взрослением принёсшую тяжёлое одиночество, бременем повисшее на сутулых плечах.

Времена Инквизиции закончились, но нигде девочке не было покоя. Оставшись без дома и семьи, она жила на улицах. Каждую ночь проводила в новом закоулке. Совсем позабыла о колдовском даре, голодала, изнемогала от болезней, устала от всего на свете и возжелала себе смерти.

Ей исполнилось шестнадцать, а может двадцать пять. Ведьма не знала точно. Года сменялись быстро, но до старости наверняка было далеко, хотя бродяжья жизнь обезобразила шрамами лицо и руки, почти полностью лишила головы волос, а кожа так обтянула кости, что можно без проблем было сосчитать их от первого позвонка до последней фаланги.

Ведьма захотела умереть в день летнего солнцестояния. С ужасом представляла, как нагрянут холода, как будут болеть отмороженные конечности. Она не вытерпит, снова… И чем ждать неминуемой участи, чтобы отдать жизнь в подворотне как последняя собака, без гордости и самоуважения, ведьма решила устроить всё сама, по своим правилам. Она вышла на опушку леса и подумала, что за виселицу сойдёт прекрасная рябина.

Неумело, мозолистыми пальцами ведьма пыталась соорудить из пеньки петлю, как вдруг страдалицу окликнул мужской голос:

— Стой! Что ты делаешь?

— А на что похоже? Уродине уродливая смерть…

— Но… но ты вовсе не уродина.

— Ты даже не видел моего лица.

— Не делай этого. — На плечо ведьме легла тёплая рука.

Сердце забилось часто-часто, точно воробей, зажатый в ладони человека. Задрожали руки, а пальцы, сжимавшие колючую верёвку, ослабли. Петля выскользнула и клубком свилась у её босых ног, мокрых от утренней росы.

— Уйди, я не хочу тебя напугать своим видом, — сказала она, а в голове уже рисовался образ юноши, стоявшего за спиной. У него наверняка глубокие карие глаза и густые тёмные волосы. Черты лица, словно у принца, а фигура ещё лучше.

— Меня-то? — В голосе прозвучала улыбка. — Я ничего не боюсь! Это меня все боятся.

Любопытство одолело ведьму. Заправив за ухо несколько волосков, она неуверенно развернулась, но потратила ещё несколько мгновений, чтобы поднять взгляд. И то, что ведьма увидела, заставило отшатнуться. Левая часть лица юноши представляла собой обвисшую опухоль, воспалённую и сочащуюся гноем на подбородке. Глаза же сверкали ясным голубым, а на губах играла лёгкая улыбка.

— Вот видишь. Ты испугалась, а я нет. Ты такая тощая. Изголодалась, наверное, совсем. Идём со мной? Моя матушка будет рада гостье. Уверен, она даже платье тебе даст. Знаешь, их у неё много…

Ведьма пошла. Пошла, не раздумывая, ведь не так ей хотелось умереть, как испробовать жизнь во всех её проявлениях. И даже если юноша оказался бы маньяком, орудующим тогда в их городе, ведьма всё равно не сбежала бы от него. Ну а зачем сбегать, если смерть сама пришла за тобой? Лучше так, чем от собственных рук…

На опушке леса же осталась одинокая рябина, зелёные ягоды которой в тот же миг налились соком и покраснели, говоря о том, что давно уснувшая сила вернулась к ведьме.

И перевернула с ног на голову всю её дальнейшую жизнь.

Со временем ведьма забеременела от того самого юноши с опухолью на лице, но он так и не стал отцом. Вцепившаяся болезнь «съела» его за несколько дней. Никакие заклинания и отвары не смогли его спасти.

Ведьма родила сына. Она полюбила его настолько сильно, что даже открыла все секреты колдовства. И опекала настолько сильно даже в зрелом возрасте, что не смогла принять в семью женщину, которую полюбил он. Ведьма всячески старалась удержать сына. Очаровывала приворотами, но они оказались беспомощны против любви.

Когда же сын сообщил ведьме, что он со своей возлюбленной переезжают жить в другой город, так как в скором времени ожидают пополнение в семье, она наслала на беременную женщину страшное проклятье.

Это был первый и последний раз, когда ведьма черпнула злую магию и очернила ею собственный источник силы. А впоследствии ни у кого из последующих поколений не хватало сил, чтобы обратить зло во благо.

Ведьма «завязала» на беременности женщины Петлю из лоскутков коры молодой рябины, однако страдалица так и не узнала, что у жены сына родилась двойня, а Петля завязалась только на одном близнеце. Но и того хватило бы ведьме, чтобы потешить свою прогнившую душу, ведь сын вынужден был убить «меченого» ребёнка, чтобы спасти человеческий мир. Иначе, когда близнец достиг бы двадцатой осени жизни, опустилась бы Призрачная завеса, разделяющая реальный и потусторонний мир.

Так и началась история образовавшегося клана Близнецов, проклятого Рябиновой ведьмой. Почти регулярно по одному умирали дети. Вскоре детали забылись, убийства детей превратились в вынужденную традицию со своими этапами инициации, и сформировалось четыре семьи, где-то в далёком родстве связанные одной кровью.



Диана Винтер

Отредактировано: 06.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться