Проклятье Рябиновой Петли

Размер шрифта: - +

Часть 2: Инициация… Четвёртая глава

I — Норвак

На завтрак мать подала оладьи с абрикосовым джемом, но мне кусок в горло не лез. Сердце тяжело бухало, потели ладони. Я переживал из-за первого испытания —  заколдованное озеро, которое нужно укротить любым способом. Колдовским естественно, и «черта» — энергетическая стена, выстроенная на пути от пирса к берегу. Пройти её сможет только тот ведьмак или ведьма, что уравновесил в себе силу. В случае со мной, хорошо будет, если «черта» вообще подпустит меня. Выбросы взрывной энергии происходят случайно, в основном из-за испуга, и обрести гармонию с силой проблемка та ещё.

Готовя меня к испытаниям, отец рассказывал о медитации, но не думаю, что она поможет, однако, там будет видно. Так или иначе, я должен пройти первый этап.

Стоило солнцу подняться высоко в небо, как вшестером — отец, Себастиан, Мур, Боригард, Малахия и я — мы вышли на улицу. Мур, кстати, предварительно подлечил меня, используя свой дар одностороннего исцеления. То есть, он мог залечить раны всем, кроме себя. Премного ему благодарен, ибо всю ночь я не мог нормально спать. Любое движение отзывалось острой болью в плече и вырывало из сновидений, бросая в мутную дрёму. Теперь шутка про «на том свете высплюсь» казалась не такой весёлой.

Погода наладилась. Солнце пригревало землю, подсушило грязь, расквашенную дождём. Ветер гонял по двору жёлтые и красные листья, а мы в полном молчании, вышли за двор. По тропинке протопали к Черепашьему озеру, раскинувшемуся на добрых несколько метров в стороны. С высоты оно по форме напоминало печень, мы с Малахией выяснили это, когда практиковали левитационные заклинания, и было окружено густыми камышами, ивами и клёнами.

Возле пирса отец смерил всех нас внимательным взглядом.

— Кто пойдёт первым? — спросил он.

И с дуру я выпалил:

— Я пойду.

Пристальные взгляды проклятых и прищуренный Малахии щекотали нервишки, но раз вызвался, нужно идти. Пересечь озеро. Пересечь «черту». Успокаивало одно: я не умру. Рябиновая петля не позволит. До меня уже не одно поколение проходило инициацию и без проблем. Я не хуже других. Я справлюсь.

Пока шёл к концу пирса, отец с остальными обогнули озеро и скрылись за «чертой». Она так искажала воздух, что казалось невозможным разглядеть тот берег. Всё сливалось разводами, будто мир — полотно, а другой берег — неумелая мазня гуашью.

Вода бросалась волнами на ноги, плевалась холодными каплями в лицо и крутилась угрожающими водоворотами. Изблизи выглядит куда страшнее, чем со стороны. Я стоял на пирсе несколько долгих минут, кроссовки уже совсем промокли и замёрзли ноги. Преодолеть озеро без какой-либо помощи почти невозможно, но в то же время в моём распоряжении колдовская сила, а это даже лучше лодки или моста. Осталось лишь правильно её использовать.

Какого чёрта я вызвался первым? Посмотрел бы как справляются другие, а тогда что-то да придумал бы. Так нет, понесла нечистая.

Заставляя тараканов в голове бегать активнее, я вспоминал выученное, и выбирал лучший способ подчинения стихии. Вдруг, словно лампочка в голове загорелась, и я понял, что ничто не справится так хорошо, как дар. Именно его силу я должен взять под контроль, чтобы пройти испытание.

Самое сложное — это всегда первый шаг. Ведь первое действие определяет последующие и может потянуть за собой неожиданные повороты. Поэтому важно хорошо всё продумать, чтобы не допустить ошибку. Надеюсь, сегодня судьба по-прежнему мне благоволит и задуманное получится.

Выброс адреналина отозвался тарахтением сердца в межключичной ямке, в ушах шумела кровь. Создавалось впечатление, будто я стоял не на пирсе, а на крыше многоэтажного дома, и в руках держал миллиарды жизней. Одно неверное движение, один неверный поступок и человечество просто перестанет существовать. Совесть ли, чувство долга ли, воспитанное родителями, но что-то не давало мне поставить свою жизнь выше других.

Я мотнул головой и вытянул перед собой руку. Сосредоточившись на движении силы внутри тела, послал импульс в ладонь и взорвал воду так, чтобы она взметнулась фонтаном, таким себе плотным невысоким гейзером. Пока фонтан не опал, я ступил на него, вызвал новый. Снова шаг. Сила текла по венам ровно, как кровь.

Принеся себя в жертву огню, отдав душу проклятью, я спасу Малахию и родителей.

Взрыв, фонтан.

Я спасу Перси... Ту, что успел полюбить, хотя знал не больше суток, ту, что молча бросил, не найдя в себе сил рассказать правды. Я проклят и обречён на смерть. Я не хотел, чтобы она страдала.

Шаг.

Вода быстро падала, и мне тоже приходилось действовать в темпе.

До «черты» оставалось несколько метров. Я уже успел представить, как окажусь на том береге, но на очередном фонтане сила вышла из-под контроля. Текла, текла, а тогда будто один из колдовских каналов в теле закупорился, энергия собралась и взорвала очередной фонтан прямо под ногами! Я ничего не успел понять, лишь почувствовал, как что-то внутри оборвалось, и с головой ушёл под воду. Холодные волны поглотили меня, будто хищники жертву, а перед глазами застыло лицо Перси — округлое, с гладкой кожей, добрым взглядом и тёплой улыбкой. Рядом с ней я действительно хотел жить, может потому и ушёл от неё? Потому что жить не должен.



Диана Винтер

Отредактировано: 06.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться