Проклятье шептуньи

Размер шрифта: - +

Глава 19. Криста и Брион

Тима был в восторге от работ Веремея. Егору оставалось лишь гадать, что особенного видит Тимофей  в этих застывших картинках.

     –  Как он это делал? Как? Точно без волшебства не обошлось. Хотя нет, одного волшебства тут не достаточно! – восхищался Тима.

     – Рисуй давай. Ты не хуже, чем он, умеешь.

     – Спасибо, конечно, – скромно улыбнулся Тима. – Но до такого мастера мне ещё далеко.

     – Я тебе комплименты отвешивать и не собирался. Просто поторопись. Хватит уже глазеть.

     – Ты посмотри на… – начал Тима, но поймав на себе нетерпеливый  взгляд друга, замолк и принялся за свой рисунок.

     – Седьмое ноль седьмое тысяча девятьсот семнадцатого,– с трудом разобрал Тима дату в углу картины.

     – А в нашей истории ещё даже первой мировой не было.

     – Она как раз была в самом разгаре, Гордеев. Молчал бы, если не знаешь.

     – Подумаешь. Даты  – не моя сильная сторона.

     – Какая же  твоя сильная сторона?

     – Сумасшедшее обаяние, – расцвел широкой улыбкой Егор.

     – Судя по твоему рассказу о вашем свидании с Кассией, эта твоя сторона не такая и сильная.

     – Нас прервали.

     – Да, как говорится, «плохому танцору…»

      Егор вскипел:  – Слышь?! Я сейчас станцую ритмичную самбу…кулаками по твоим рёбрам. Закончил?

     – Готово.

 

                                                           ***

     Июль в тысяча девятьсот семнадцатом выдался жарким. Исседонцы сменили теплые дубленки и меха на льняные рубахи, а кто-то  и вовсе щеголял голым торсом. Попав в плотные ряды разгоряченных тел, Егор и Тима на мгновение растерялись. Казалось, что они оказались в центре теплого океана, и их захлестнул живой поток, уносящий мальчиков  куда-то помимо их воли.

     Наконец, ревущее, гогочущее и кричащее течение выбросило их к краю  немощеной дороги. Толпа загудела ещё громче. Из-за поворота вынырнула открытая  повозка, запряженная белоснежным мармогом, точь-в-точь такая же, как  была изображена на картине. Крупные розовые бутоны цветов, иссиня-черные гроздья винограда, россыпь атласных подушек, и восседающая на них юная прелестница. Она взирала на будущих подданных с кроткой доброжелательной улыбкой и изредка взмахивала ладонью. Со всех сторон доносилось: "Красавица! Она -  прелесть! Истинная королева!"

     Рядом, положив руку на плечо будущей жены, стоял Ари. Его молодое румяное  лицо излучало довольство собой и своей избранницей. И особенно эффектом, который производила  их пара на окружающих.

     Повозка как раз проезжала мимо затесавшихся в толпе мальчишек, когда запряжённый мармог внезапно встал на дыбы и испугано заржал.

     Толпа взволновано охнула. На голову мармога опустилась черная шептунья. Она раздула капюшон вокруг шеи, расправила острые крылья  и зловеще уставилась на невесту, которая от страха прижалась к бедру короля.

     – Ари! – прошипела шептунья. – Здравствуй! Ты помнишь меня?

     – Я не знаю тебя, уродливое  существо. Уйди с моего мармога, иначе я разрублю тебя пополам, – юный король схватился за рукоятку меча.

     – Тише, тише, Ари. Как ты мог променять меня на эту… Ты же хотел, чтобы мы с тобой всегда были вместе, – вкрадчиво  произнесла шептунья.

     – Королевская особа никогда не свяжет своей судьбы с таким уродливым существом, как ты.

     – А вот ты связал. Ещё как…Тебе ли не знать, что я могу выглядеть иначе? И мне очень грустно, что ты не узнаешь меня, – продолжала упрекать  крылатая змея. –  Но я-то помню, хоть  тогда и не разглядела в тебе принца. Думала, обычный влюблённый мальчишка. Извини, что так внезапно покинула тебя… Ты страдал? Я помогу тебе вспомнить. Смотри.

     Шептунья опустилась на подножку повозки и превратилась в девушку.

     Лицо Ари застыло, как  высохшая глина.

      – Ничего. Всё можно исправить. Я принесла тебе радостную весть. Сейчас я ношу под сердцем твоего наследника,  - она указала на свой круглый живот.

     Исседонцы ахнули.

     – Мерзкое лживое существо! – воскликнул король.

     – Не отпирайся, Ари. Просто возьми меня в жены.

     – У меня есть избранница, и она сейчас сидит по мою левую руку. А ты убирайся прочь!

     Шептунья приняла прежний облик и взвилась в  воздух.

     – Эта? Эта глупая девчонка? – зашипела она. Растопырив острые крючковатые когти, шептунья  бросилась к юной девушке, чтобы вцепиться той в шею. Но Ари оказался быстрее.



Маша Тович

Отредактировано: 03.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться