Проклятие Деда Ала

Проклятие Деда Ала

Хитрец Уй собирался приступить к трапезе, когда дверь его хижины распахнулась настежь, и в дом вбежал дед Ал. Его седые космы развевались из-под налобного ремешка. Под старым кожаным фартуком погромыхивал мешочек с инструментами. Через порванную хакаму проглядывали острые старческие колени. 
      Дед Ал оперся на край стола и навис над Уем. Долгое время старик не мог перевести дух и только хватал ртом воздух. Наконец он вытянул обе руки и воскликнул: 
      - Руби! 
      Хитрец Уй отставил чашку с горячим чаем и отложил рисовую лепёшку. 
      - Руби!!! - снова прокричал Мастер Ал. 
      - Зачем такая поспешность, уважаемый? - произнёс Уй вытирая старику слезы краем халата. - Отрежешь - потом не пришьёшь. 
      - Я больше не могу, - всхлипнул мастер Ал. 
      - Достопочтимый Мастер, намекни хотя бы, в чем дело. Я давно не выходил из дома и не в курсе ваших бед. 
      - Я навлёк на село проклятие! - глаза Мастера Ала наполнились слезами. - Но мне проще показать, иначе ты не поверишь. Дай мне что-нибудь сломанное? 
      Хитрец принес электробритву: 
      - Она отслужила мне двадцать лет. Таких вещей уже не делают, - произнёс он торжественно и поскрёб трехдневную щетину. 
      Мастер Ал развернул свёрток с инструментами и склонился над прибором. 
      Водяные часы Мадо отмерили час, когда Ал оттёр пот со лба и произнёс: "Готово". 
      Уй с любопытством приблизился к столу. Из пузатого пластикового брюшка электробритвы торчали проводки и телескопические металлические лапки. Хитрец Уй протянул руку к машинке, но она поводила маленькими объективчиками, высоко подпрыгнула и с недовольным жужжанием засеменила в сторону выхода. 
      - Вот, - сокрушённо пробормотал Мастер. 
      - И давно с тобой такое? - спросил Уй и осторожно выглянул в окно. 
      По улицам бегали селяне, погоняемые ожившими бытовыми приборами. 
      - Вторую неделю, - мрачно произнёс мастер. 
      Мясорубка дядюшки Хой, фен соседки Шуй, даже перегоревший чайник пьяницы Бо, - всё, к чему ни прикасался дед Ал, оживало. 
      - А ты пробовал ничего не делать? - спросил Уй. 
      - Не могу сидеть сложа руки! Лучше умереть. 
      - Да-а, - протянул Хитрец Уй. - Положение серьёзное. Самое время подумать о вечном. Обратись к Богу! 
      - Он не хочет со мной разговаривать. Второй месяц носится как угорелый по миру и спасает котов из коробок! Всякие умники их минируют, а он отключает взрывные устройства и обидно смеётся. 
      - А смысл? 
      - Кто ж знает?! Правда, сосед Бор проболтался, что Бог поспорил с одним иностранцем. То ли Шрёдером, то ли Гиндером. Но мне кажется, ему просто не хватает признания, а на меня дуется за одно недоразумение. 
      Хитрец Уй оживился: 
      - Расскажи эту историю. 
      Ал заёрзал на татами: 
      - У Бога есть Машина, которая всё время ломается. Я прям, не знаю, что он с ней делает. И вот однажды Бог попросил меня отремонтировать Машину... 
      Мастер тут же принялся за работу, и в назначенный срок чудо божественной техники сверкало полированными частями и пахло машинным маслом. Дальнейший сценарий был прост: большой корабль тонет посреди океана, крики ужаса, плач, Бог из Машины всех спасает. 
      - Он, наверное, надеялся, что люди снова уверуют, - вздохнул старик Ал, - но в нужный момент Машина опять поломалась, и полторы тысячи человек утонули, не дождавшись божественного спасения... 
      - А что потом? 
      - Всю вину свалили на айсберг. А со мной стало происходить странное. Думаю, это он мстит! 
      Хитрец Уй отхлебнул теплого чаю и покачал головой. 
      - Представляешь, - произнёс он, чуть помолчав, - что думали люди о Боге, пока тонули? 
      Старик опустил голову: 
      - Ты не поможешь мне. 
      Хитрец Уй обнял старика: 
      - Люди должны помогать друг другу, даже если им противостоят боги. 
      - Правда? 
      - Уверен, мне удастся его уговорить! 
      Глаза деда Ала засияли. Уй посмотрел в них и понял, что подписал себе приговор: "А ведь дал себе зарок не ввязываться в такое!" 
      Чтобы прервать неловкое молчание Хитрец произнёс первое, что пришло в голову: 
      - Ты сможешь построить кошачий ящик как у того иностранца? 
      - Для меня это сущие пустяки, - воскликнул Ал, но тут же сник. - Если только... Вдруг опять? 
      - Смелее! - подбодрил его Уй. - Во дворе достаточно досок. 
      - Подожди меня здесь, мудрый Уй? - попросил старик. - Я не люблю, когда на меня смотрят во время работы. 
      Хитрец Уй стал думать о предстоящей встрече с Богом. Его размышления прерывали стук топора, хрип пилы и проклятия Мастера Ала. Изредка кто-то противно пищал, хихикал и топал маленькими деревянными ножками. Уй выпил весь чай и съел лепешки. Он даже немного вздремнул, но решение не пришло в голову. 
      Под вечер на пороге появился дед Ал с блуждающим взглядом и поманил за собой. 
      Посреди двора над ворохом опилок и стружек возвышался деревянный куб. А вокруг мельтешила, верещала и таращилась на Хитреца пара десятков деревянных кукол. 
      - А ну, тихо! - Мастер Ал замахнулся на них киянкой. 
      Хитрец покосился на новых обитателей и обошёл конструкцию. 
      - Тебе не кажется, что она какая-то странная? - спросил Уй. 
      - Обычная коробка, - пробурчал Ал, отмахиваясь от галдящих кукол. 
      Уй ещё раз обошёл вокруг: 
      - Определённо, странная. 
      - Если ты раздумал помогать, так и скажи,- глаза старика заблестели, - я пойму. 
      Уй взял кусок угля и принялся что-то помечать на коробке. Дед Ал и выводок буратин завороженно наблюдали за ним. 
      - Шестнадцать, - выдохнул Уй, - у этого куба шестнадцать вершин! 
      Старик присел на корточки и завыл, уставившись невидящим взглядом на руки. 
      - Ничего-ничего, - похлопал Уй старика по плечу. - Нужно всего лишь найти ракурс получше... О, да ты тут люк соорудил! 
      Внутри куба было просторно. Уй переступил порог и прикрыл за собой дверцу. 
      - Что за... - воскликнул он, когда глаза привыкли к полумраку. 
      Из дальнего угла на Хитреца помаргивала красным табло механическая штучка. 
      - Пятьдесят девять минут пятьдесят девять секунд, - пропищало творение деда Ала. 
      - Мастер, ты здесь что-то оставил, - прокричал Хитрец. 
      - Это химическая бомба, - отозвался старик. - Через час она сработает. Или не сработает. Вероятность: пятьдесят на пятьдесят. 
      - Дед, ты с ума сошёл?! 
      - Прости, я подумал, всё должно быть по-настоящему. Бог из таких коробок котов спасает. 
      - Но ведь я - не кот!!! 
      Хитрец попытался выбраться... Дверца открылась внутрь гиперкуба. 
      Бомба стала ластиться к ноге: 
      - Сорок шесть минут. 
      - Уйди! 
      Хитрец пробил кулаком ближайшую стенку. Спасительного выхода не было. Следующая попытка тоже не дала результатов. Грани, плоскости и углы сворачивались узлом, выворачивались наизнанку, переплетались под немыслимыми градусами и уводили куда угодно, только не наружу. 
      - Тридать три... - бубнила бомба. 
      Уй сел на пол и закрыл глаза. 
      Путь самурая - путь смерти. Разум, воля и душа - истинная сущность человека, они не подвластны материи. Мудрец очищает себя, следуя путём самурая. Лишь тот, кто держится всеми силами за свою оболочку, умирает навсегда. "Что особенного во мне? - подумал Уй. - Чем я лучше камня, дерева или той же кошки?" 
      Решение пришло быстро и оказалось на удивление простым. 
      - Мяу! - громко произнёс Уй. Потом добавил более протяжно, - Мя-я-у! 
      - Сейчас-сейчас, мой родной! - донеслось издалека, словно из другого мира. 
      - Шесть, пять, - чеканила бомба. 
      - Скорее! Мяу-мяу!!! - прокричал Хитрец. 
      - Три, два! 
      Вдоль одной из граней поползла трещина. Хлынул яркий свет. Уй зажмурился. 
      - Один, - прошептала бомба и замерла. 
      Седобородый старик в белом балахоне заглянул внутрь: 
      - Ну, физики! - прогремел глас Бога. - Кошек им мало, теперь на людях экспериментируют?! 
       
      Бог и человек сидели рядом на ступенях нефритовой пагоды на горе Фудзи. Отсюда было хорошо видно, как сотни миллионов улиток стремятся к вершине. 
      - Ты проклял мастера Ала из-за Машины? - спросил Хитрец Уй. 
      - С чего ты взял? - ответил Бог. Теперь он был похож на юношу. 
      - Как иначе можно назвать то, что с ним произошло? 
      - Может, я дал, что он хотел? 
      - Сомневаюсь, - пожал плечами Уй. 
      - Он мечтал быть лучшим, самым умелым. Разве не так? Каждому воздаётся по желаниям его. Хотя, возможны варианты! 
      Черты юноши утончились, грудь налилась и приподнялась. Яркие карминовые губы приоткрылись в полуулыбке, обнажили ровный ряд жемчужных зубов. Тонкий шёлк невесомыми волнами заструился по нежным плечам, узкой спине и талии, рискуя полностью соскользнуть и обнажить стройное тело. Бог принял облик девушки. 
      Хитрец ощутил ком в горле. Бог наслаждался произведённым впечатлением. 
      - Если не вернёшь всё по-старому, то я... - прошептал Уй. 
      - Что же? - приподняла бровь Бог. 
      Хитрец Уй взглянул на красавицу: 
      - Запрусь в этом ящике, - он кивнул на гиперкуб Ала. 
      - И? 
      - Буду думать о тебе. 
      Бог понимающе улыбнулась. 
      - Размышлять над вопросом: существуешь ли ты, - уточнил Уй. Он оттянул ворот халата и сделал глубокий вдох. - Пока коробка закрыта, ответ "да" будет уравновешен ответом "нет". И ты окажешься в суперпозиции! 
      Бог превратился в мускулистого великана и стал чернее тучи. 
      - Согласно корпускулярно-волновой теории ты будешь существовать в половине случаев, - Уй смахнул проступивший пот и улыбнулся. - Скажи, о мудрейший, сколько будет половина от вечности? 
      - Вечность, - процедил сквозь зубы Бог. 
      - Вечное небытие! Каково?! 
      Ответа Хитрец не расслышал. Молния рассекла ближнюю скалу, и град осколков осыпал голову мудреца. Второй разряд попал туда, где мгновение назад сидел Уй. Дождь, град и ветер ринулись на человека, стараясь разорвать на клочки. Мудрец уворачивался от молний, закрывался плащом от дождя и града. Заветный куб был всё ближе. А люди в долине жались к механическим любимцам, поднимали глаза к черной туче на вершине горы, и вздрагивали от всполохов молний. Время остановилось, казалось не будет конца божьему гневу. Уй крепко ухватился за ручку и распахнул дверцу гиперкуба. 
      - Твоя взяла! - прогромыхала грозовая туча. Последняя молния расколола нефритовую пагоду. Бог вновь приобрёл человеческий облик: строгий костюм, белая рубашка, лакированные туфли и кожаная папка под мышкой. 
      - Только не подумай, что я поддался на твой шантаж, - произнёс он с напускным безразличием. - Просто, я уже не сержусь на деда Ала. 
      Уй вылез из-под обломков: 
      - Ты вернёшь всё, как было? 
      - Не совсем так. Поручу это дело тебе, - произнёс Бог, и показал взглядом куда-то за спину мудрецу. 
      Хитрец Уй обернулся и открыл рот. Перед ним стоял другой Хитрец Уй. 
      - Но это же... 
      - Твоя точная копия! - завершил за него Бог. - Вы сумеете договориться? - хихикнуло уносящееся ввысь облачко. 
      - Так нечестно, - Уй погрозил беглецу кулаком, а Другой Уй злорадно ухмыльнулся. 
       
      Хитрец Уй появился в селении через неделю. Его одежда была изодрана в клочья, кожа приобрела землистый оттенок, а под глазами чернели огромные круги. Он упал без сознания на пороге своей хижины. Всю ночь он бредил: "Ялия? Я ли я?!" А дед Ал сидел у изголовья. 
      Наутро кошмар отпустил мудреца. 
      - Как твоё проклятие? - спросил Хитрец, едва открыв глаза. 
      - Всё в порядке! - ответил дед Ал. 
      - Значит не зря? 
      Старик Ал потупился, пожевал губами и извлёк из-под фартука свёрток. 
      - Разреши отблагодарить тебя, Мастер Уй! 
      Хитрец развернул материю. Бритва подозрительно похожая на старую - обыкновенную приветливо моргнула объективом. 



Герман Эр

#20402 в Фантастика

В тексте есть: утопия

Отредактировано: 31.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться