Проклятие для кардинала

Размер шрифта: - +

2

 

 

 

Официальный консультант Коллегии при восьмом кардинале Калебе Стоуне, Нейрис Мейвор, — хуже не придумаешь. На персональном бейдже, что она сняла с кармана черных узких джинс, выведено хотя бы короткое «Консультант VIII», а ниже набор цифр и вертикальных полос, плотно прижатых к друг другу. Хотя и это не повод для радости.

Никакой победы в этом нет. Поражение во всей красе.

Ее персональное, то самое, которое она допустила в том переулке, где позволила себе повернуться спиной к врагу.

Нейрис Мейвор — бывший член сопротивления, беглый маг, и масса других достоинств, уже как полгода консультант Коллегии, вынужденная служить людям, чьи интересы она не разделяет, которых она ненавидит всей душой и при первой же возможности удрала бы от них прочь на скорости звука.

Хорошо, не при первой…

Дверь, перед которой она остановилась безрадостно пикнула, откликаясь на разрешенный код, и отъехала влево, пропуская внутрь. Нейрис не особо любила бывать в Архиве, но это означало спуститься на целых четыре пролета вниз и пройти в противоположную сторону от его кабинета. Одной.

Уже знакомые зеленые стены, самого мрачного зеленого оттенка, который себе только можно вообразить, вызывали дрожь в желудке, здесь царила абсолютная тишина и стерильная чистота, потому что сюда никто не желал приходить, кроме уборщицы и Терри. Уборщица — это понятно, вычистить и без того чистый пол, смахнуть недавно осевшую пыль и протереть следы от ботинок Терри сорок первого размера.

Да, он мелкий и злобный.

Может, и не такой уж и злобный, но ему уж больно скучно сидеть здесь и сторожить забытый хлам, наверняка он переиграл во все игры на телефоне и перезвонил всем бывшим подружкам, если они у него когда-то и были. Терри похож на того, кто перемерил своими небольшими ножками все импровизированные коридоры между толстыми синими папками, кто знает каждую плитку на потолке и на полу и, кто специально лепит жвачки под столешницу унылого серого стола, чтобы уборщица приходила сюда и ворчала на него, чтобы хоть что-то развеяло эту звенящую тишину, от которой так легко сойти с ума.

Возможно, именно поэтому он так радовался ее приходу.

Каждый раз.

— Кто же это сюда крадется, уж не наша ли злобная… — он привычно выругался, вернее, пока еще не он, а лишь его знакомый противный визг радости, — …ка Нейрис.

Она — его последние развлечение.

Его персональный десерт. Хоть что-то хорошее в этой бесславной ссылке среди синих папок.

Еще одна дверь, простая и деревянная, покрытая лаком, а за ней знакомая вытянутая физиономия.

У Терри лицо от Чихуахуа: темные глаза навыкате и неоправданно маленький лоб. Тонкие губы радостно дрогнули и его рот уже готов вновь открыться для новой порции поддевок, на которые Нейрис не собиралась попадаться, в качестве неоспоримого доказательства своих намерений она просто подняла кулак и оттопырила средний палец.

— Вот жеж… — и снова знакомое ругательство.

Он рад ее видеть.

Впрочем, как и всегда.

Терри даже опустил ботинки со стола. Вверх джентльменского поведения с его стороны.

— Чем на этот раз хочешь порадовать своего хозяина?

Его впалые щеки так подперли глаза, что, казалось, те сейчас выпрыгнут из глазниц — вот как он улыбался новой возможности позлорадствовать.  

Еще бы. Архивом давно не пользовались, то что необходимо — отцифровано еще лет семь назад, задолго до ее попыток столь эффектно вломиться в систему и стать одной из «них», то, что покоилось здесь, в этом царстве уныния, дела забытые, старые, в основном раскрытые, и никому уже не нужные. Терри сослан сюда охранником, по сути, мусора, недостойный того, чтобы выполнять другую работу.

Она так и звала его про себя — король навозной кучи.

А она тот — кто вынужден здесь рыться. Не потому, что это связано с каким-то новым делом. Ничего нового и важного им не давали, проверка в отношение них закончилась еще полтора месяца назад, по факту не удалось установить причастность их к побегу Тома, а недоверие осталось. Да, по официальной версии это побег и нет ни одного факта, который позволил им лишить Стоуна его титула, но это позволило им снять с них все текущие дела, передать другим и свешать на них голимый тухляк, а затем обязать заниматься оцифровкой старых дел в силу слабой занятости.  

Именно поэтому все попытки этой глазастой собачонки вцепится в ее палец или рукав куртки казались немилыми, а раздражающими до чертиков. По сути, ей должно быть плевать, заниматься расследованиями или же приходить сюда за новой порцией синих папок.

Или нет?

Пожалуй, нет.  

Мобильный завибрировал в правом кармане куртки цвета хаки, поверх клетчатой рубашки.

— Жду тебя в лифте.

Голос знаком до дрожи, но она ничего не ответила, лишь скинула звонок и сунула телефон назад.

— Знаешь, что, Терри?

— Что? — он готов контрактовать, выпятил короткую челюсть вперед и почти растекся в душной улыбке.

— Пусть это похраниться еще немного у тебя.

Она развернулась и устремилась к деревянной двери, быстро толкнув ее.

— Еще немного… закончится быстрее, чем ты думаешь, … Мейвор. Я тут всегда тебя жду! Тебя и твою тощую задницу!

Нейрис уже не слушала его, ботинки уверенно стучали по коридору. В ту сторону, где возле лифта стоял он.

Она замедлила шаг, а потом и вовсе остановилась.

Стоило бы так всегда смотреть на него с безопасного расстояния и никогда не приближаться, бежать подальше через разрывы, зная, что он не сможет преследовать ее… восьмой кардинал Калеб Стоун.



NeZemnaya

Отредактировано: 12.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться