Проклятие для кардинала

Размер шрифта: - +

6

 

 

Опять дорога.

Долгая и напряженная. Долгая, в основном за счет пробок, которые тянулись на протяжении всего пути, пока машина не свернула  на двухполосную дорогу, прямиком под опоры скоростной трассы, и не устремилась к старым кварталам, напряженная — от ожидания. По телефону Стоуну уже подготовили к тому, что они увидит на месте: ничего хорошего.

За окном мелькали девятиэтажки, каждая из которых была разрисована гигантским граффити, когда-то этот район, лет сорок назад еще считался вполне приличным, сейчас же представлял собой пережитки индустриального общества, большинство предпочитало жить в тридцати и более этажных высотках, и думать, что это показатель качества их жизни. Думали ли они также, когда стояли каждое утро на своем тридцатом этаже и ждали, когда же к ним приедет лифт? Или когда очередной сосед затевал ремонт?

Вряд ли.

На одном из граффити замаячил знакомый оттопыренный средний палец.

Она уже была здесь прежде и даже со Стоуном, когда расследовали дело об убийстве детей и о причастности к этому Барри Уилсона — ее учителя и друга. Тогда все оказалось скверно, для всех. Погибли дети, не один и не два, гораздо больше, делу предали грандиозные масштабы, по результатам которых Барри показательно казнили, а она и Калеб заработали очки перед шишками Коллегии. Барри забрал с собой и Волю — магический отголосок, наделенный собственным разумом, за которым решил поохотиться и потерял голову…

Нейрис постучала пальцами по пластиковой панели машины перед собой. Необходимо сцепление с реальностью, поэтому она дотронулась до пластика подушечками пальцев, ощутив его легкую шершавость, а затем схватилась за недопитый стаканчик с кофе.

Он принадлежал не ей. Да и пофиг.

Она знала, куда они едут. К бывшему водохранилищу. Призраку, который остался от него.

Во времена Великой глобализации, их осушили, залили производственными отходами от большинства заводов и фабрик, пообещали отчистить в ближайшее время, и вот оно не наступило до сих пор. Отходы давно протухли отчего этот район славился своим потрясающим запахом, что тянулся на километры вокруг. Стоит догадаться, что жилье стоило здесь недорого, да и местность не пользовалась особой популярностью у молодожёнов или богатеньких семей.

Калеб нажал на кнопку и стекла надежно поднялись, до самого упора, а в салоне загудел звук от работы воздухоочистителя. Самое время.

Когда дома исчезли вовсе, оставив место туманным просторам, воздухоочиститель перестал помогать. Внутрь пробрался мерзкий запах плесени и разложения. Стоун уже откровенно прикрыл нос рукавом и вел машину одной рукой, а Нейрис всеми силами пыталась дышать исключительно через рот. Правда, проблесковый маячок, отчетливо видный даже при свете дня, заставил тут же сосредоточиться не на собственных чувствах и легком подташнивание, а на деле.

Стоило только выбраться из машины и предъявить удостоверение в виде перстня кардинала, то им тут же выдали респираторы с усиленной защитой от запахов. Молодой офицер, явно наподхвате, в темно-синей форме по уставу застегнутой на все пуговицы, но с выбивающимся из-под фуражки рыжим клоком волос приветливо улыбнулся, насколько позволяла ситуация и сказал, что покажет дорогу.

Действительно, здесь можно было заплутать: бетонные коридоры пересекали грязные воды, чей цвет варьировался от светло-коричневого до темно-зеленого. С одной стороны, водохранилище подпирала стена дамбы, с другой опорой служил естественный рельеф. Пожалуй, это место можно было отдаленно назвать прекрасным, если убрать из описания мерзкий запах, цвет содержимого, все остальное было восхитительно молчаливым и полным уныния настолько, что захватывало дух.

Офицер провел их по одному из бетонных мостов, с металлическими, поржавевшими от времени периллами, который закончился круглой смотровой площадкой, полой в средине. Аккурат под ними находилась яма для сброса, выполненная также в форме круга. Сейчас лишь виднелись ее очертания, более темного цвета, чем вся жижа рядом.

Вид заслоняли люди.

Правда, Нейрис не была уверена, что она хочет видеть, что прятали их спины.

Один из мужчин встал, как только услышал приближающиеся шаги, он почтительно склонил голову и жестом указав на свои перчатки, сообщил, что рад бы соблюсти все приличия, но уже испачкал руки.

Что же оставалось ей? Ждать пока закончится обмен любезностями, и Стоуна введут в курс дела, а также смотреть на лицо молодой девушки…

Молодая и прекрасная.

Разглядеть это не мешало даже то, что ее голова была запрокинута назад. Бедняжка лежала на спине, в легком тканевом пальто, под которым был надет плотный горчичного цвета свитер и черная юбка, заканчивающаяся выше колен, почти там же, где и начиналась. Голова запрокинута назад, вернее свешена вниз, за пределы металлической периллы. Длинные темнокаштановые волосы трепали легкие порывы ветра.

Все выглядело какой-то инсталляцией для мрачного готического фото.

Нейрис старалась дышать ровно, но в респираторе воздуха определённо не хватало, вернее, он не дышался толком. Словно она вдыхала раскаленные сгустки, что напрочь разрывали легкие. Ощутимая боль и тяжесть в груди.

Пришлось схватиться за железную перекладину в попытке прийти в чувство. Один из офицеров обеспокоено взглянул в ее сторону, но она отмахнулась. Не время падать в обморок и изображать из себя беспомощную девицу.

— Личность установить пока не удалось. Личных вещей не обнаружено. Собрали отпечатки пальцев и…

Из-за респираторов было непонятно кто именно говорит, особенно когда бо́льшую часть беседы она однозначно упустила, впрочем, последующую тоже.

Ее хватило лишь на то, чтобы увидеть, как один из полицейских, возможно, тот, что вел диалог, подцепил двумя пальцами ворот свитера и оттянул горловину, позволив увидеть нечто знакомое. Витиеватый отпечаток руки.



NeZemnaya

Отредактировано: 12.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться