Проклятие "Кассиопеи"

Размер шрифта: - +

XVI. День шестой. Мрачное место

Чарли не любил раннее утро, хотя бо́льшую часть жизни просыпался еще до восхода солнца. Не по своей воле, конечно, — по воле будильника и начальников, которые плевать хотели на то, что далеко не каждый способен вставать чуть свет и бежать на работу. Чарли к этому привык и давно подавил в себе «сову». Последние несколько лет ему не требовался будильник, но бодрости оттого, что на сон организму стало требоваться меньше времени, не прибавилось.

В то утро он проснулся первым.

Братья еще крепко спали. Дуэйн всю ночь храпел, и Чарльз чувствовал себя измотанным. Несколько раз ночью он хотел придушить шумного соседа, но останавливался, вспоминая, что Дуэйн с братом — единственные во всем мире, кто захотел ему помочь. Шерил до этого нет дела. Она даже ни разу не позвонила. Еще бы! Кому понравится, что муж поехал искать свою бывшую жену на каком-то курорте?

В очередной раз Чарли понял, что бывших жен не бывает. Так или иначе жизнь сталкивает экс-супругов, в первую очередь тех, у кого в браке родились дети. Ребенка нельзя разорвать пополам, и он не виноват, что мама и папа решили завести другие семьи. Он просто не понимает этого и никогда не простит родителей до конца за то, что сломали ему жизнь. Чарльз был уверен, что разлюбил Стефани. Он даже убедил себя, что никогда ее не любил. Однако, стоило прежней семье попасть в беду, как он тут же бросился на помощь. И он хочет спасти не только детей.

Дилан проснулся несколько минут спустя. Вышел из палатки, бормоча себе под нос что-то из современного рэпа, кивнул Чарли и отправился к ближайшим кустам, чтобы помочиться. После чего, не вымыв руки, достал из кармана джинсов помятую пачку, вытащил из нее сигарету без фильтра и закурил. Утренний воздух начал пахнуть табаком.

— Сейчас набьем желудки и пойдем туда. — Дилан махнул рукой и потер глаза. Зевнул. — «Кассиопея» уже совсем рядом.

— Хорошо. — Чарли посмотрел на палатку. — Твой брат любит поспать.

— А еще он любит похрапеть, — фыркнул парень. — Понятно, почему у него нет подружки.

— А у тебя-то почему нет? — с усмешкой подколол Чарли.

— Это у меня? — встрепенулся, словно воробей, Дилан. — Да полно их!

— Ну да, ну да.

Дилан хотел ответить, когда из палатки вышел его брат.

— Давайте, обсудим подружек в другой раз? — предложил он. — Не хочу проводить здесь еще одну ночь.

— А мы-то как не хотим! — воскликнул Дилан, после чего они с Чарли понимающе переглянулись.

Мужчины позавтракали мясными консервами, которые взяли с собой, после чего сложили палатку и мелкие вещи в рюкзаки и отправились дальше.

— Странно, что нам так и не попались военные, — произнес Чарли, идущий посередине. — Или хотя бы сторож. Собаки, наконец!

— Люди в этих краях суеверные, — сказал Дуэйн, идущий за ним по узкой, протоптанной Диланом тропе. — Многие знают историю «Кассиопеи» и не хотят сюда соваться.

— Боятся призраков убитых?

— Скорее, проклятия. И я, хоть не верю в мистику, но признаю тот факт, что здесь так и веет злом. Много странного случилось на этом курорте. И твоя семья... ты же видишь, как здесь все запущено? Вряд ли посреди такого бардака будет стоять элитное заведение.

— Там уже ничего не осталось от элиты, — включился в разговор Дилан. — Ну, сейчас сами увидите. Почти пришли.

Маленькая группа, двигаясь по колено, а то и по пояс, в траве, вышла, наконец, из леса на расчищенную поляну. Под ногами кроме почвы появились осколки брусчатого кирпича. Во многих местах покрытие все еще оставалось цельным, только из щелей между кирпичами торчали трава и мусор.

Перед путниками вырос высокий каменный забор.

— Мы на месте, — безрадостно сказал Дилан.

Чарли сделал неуверенный шаг вперед. Ступил подошвой кроссовка на твердое покрытие. Ощутил, как мурашки побежали по телу.

Ворот не было. Механизм, благодаря которому они работали, все еще присутствовал, как и будка охранника, но самих ворот не было. Широкий проем пересекали крест-накрест две полицейских ленты.

— Если твоя семья там, то я — Уилл Смит[1], — пробормотал Дуэйн.

Чарли сглотнул, не зная, что предпринять.

 

***

 

Флэш-карта оказалась испорченной.

Перед уходом из коттеджа Мигеля Джессике удалось побороть отвращение и страх и найти у него в кармане нужный предмет. Что-то ведь он туда скопировал! Или все это было игрой? Причем, совершенно бессмысленной. Он так и не успел рассказать, зачем пошел с ней в служебный корпус. Какие цели преследовал на самом деле? Раздумывал, убить ее или оставить в живых, пока все не вышло из-под контроля?

Возможно, он бы раскрыл карты, если бы мисс Ридли не свернула ему шею.

Джесс боялась призраков. Они пугали ее даже в кино, а теперь и подавно. Только мисс Ридли уже не раз ей помогла. Пусть не совсем стандартными способами, но спасала ее и показывала то, что простому смертному видеть не следует.



Aili Kraft

Отредактировано: 22.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться