Проклятие "Кассиопеи"

Размер шрифта: - +

XX. День седьмой (Часть I)

Ранним утром Стефани и Джессика проснулись от криков на первом этаже.

— Вы серьезно? — сквозь сон пробормотала Стефани. — Опять?!

Дочь стояла у окна. До восхода солнца оставался час. Звуки снизу не прекращались, но если в первую ночь они просто раздражали, то теперь казались какими-то... жуткими.

Стефани подошла к Джесс. Так вздрогнула, чуть повернула к ней голову и снова уставилась в окно.

— Ты давно не спишь? — спросила мать.

— Недавно. Они разбудили. — Она ткнула пальцем в пол.

— На курорте происходит черт пойми что, а эти извращенцы играют в свои игры, как ни в чем не бывало! — возмутилась Стефани.

— Пусть играют, — равнодушно ответила Джесс. — Меня заботит другое: как нам отсюда уйти? Джонни сказал, что прямого выхода нет. Хорошо, хоть Бобби спасен.

— И ты веришь этому мальчишке? — Стефани покачала головой. — Он же призрак, а они знают все обо всех. Может, он солгал насчет Чарли и Бобби?

— Он не лгал, — уверенно ответила дочь. — Джонни все время пытался нас предупредить, но мы не верили детям, которые его видели.

— Вот! — Стефани взметнула вверх указательный палец. — Почему его видели только дети? Если бы он действительно хотел предостеречь, то показался бы на глаза и взрослым. Как вчера тебе.

— Но ты ведь его все равно не видела! — Джесс резко повернулась к матери. — И он не призрак, а медиум. Чтобы показаться хоть кому-то, ему требуется много сил.

— С каких пор ты так хорошо осведомлена о способностях медиумов? — Стефани приняла оборонительную позу, сложив руки на груди.

— Да с рождения, мама! — повысила голос дочь. — У меня всегда была хорошая интуиция, в детстве я видела духи умерших и говорила с ними, мне снятся вещие сны. Но вам с папой всегда было на это плевать! Вы были заняты своими проблемами и ссорами! После развода отец хоть немного внимания стал уделять нам с Бобби, а ты по-прежнему ничего не видела и не слышала. Помнишь, у Бобби четыре года назад была воображаемая подруга? Так вот, она не воображаемая. Я ее видела — это девочка из дома в конце улицы, которая утонула в бассейне. Они с Бобби дружили, помнишь? После смерти она некоторое время приходила к нему, и они играли в его комнате. А ты списала все на его воображение! Ты не знаешь нас и наполовину, мама!

У Джессики началась истерика. Под крики обитателей номера на первом этаже она сползла по стене на пол и расплакалась. На самом деле Джесс не хотела обижать мать. События в «Кассиопее» дали ей понять, что важнее всего — семья, и держать зло на семью — не лучшее решение проблем. Но эти же самые события сломали барьер, за которым девушка прятала накопленные за годы обиды и разочарования, и настал миг, когда они вырвались на волю.

Похоже, мать это поняла.

Сев рядом с дочерью, Стефани обняла ее и тоже заплакала. Только в тот миг осознала, что личные проблемы всегда стояли для нее выше мужа и детей. Она не видела и не слышала их, считая, что только ей может быть больно; только ее никто не понимает. А в это время дети росли, сталкивались с неприятностями, но не имели возможности выплакаться в материнское плечо. Стефани сама не заметила, как Джессика от нее отдалилась. И как от нее начал отдаляться Бобби.

 

Через несколько минут крики внизу стихли. Небо к тому времени посветлело, горизонт окрасился в ярко-оранжевый цвет. Через несколько минут взойдет солнце.

Дверь номера на первом этаже скрипнула. Стефани и Джесс, которые уже не плакали, а просто сидели, обнявшись, быстро встали и выглянули в окно, не отодвигая занавеску. По дорожке быстрым, уверенным шагом, отдалялся от коттеджа... Мигель.

У Джессики перехватило дыхание. Она ведь своими глазами видела, как призрак мисс Ридли свернул ему шею! Ей не могло это померещиться. И Мигель не был одним из тех чудовищ, надевающих на себя чужую кожу. Он был человеком, пусть и спятившим.

Как он выжил?

И он ли это?

— Это ведь... Мигель? — пораженно пробормотала Стефани. — Но ты говорила...

— ...что он умер, — подтвердила дочь. — И он умер.

— Тогда кто это?

— Не знаю.

Внезапно парень остановился и повернулся. Даже издалека было понятно, что он смотрит в упор на окно второго этажа и ухмыляется. Стефани и Джессика мгновенно сели на пол.

— Черт! — Сердце Джесс колотилось, как бешеное. — Он нас видел?

Мать пожала плечами.

— Понятия не имею.

Они сидели так несколько минут — испуганные, боящиеся пошевелиться, — но никто не пришел. Не было слышно шагов на лестнице, стука в дверь. Только тишина. Когда Джессика, набравшись смелости, приподнялась и выглянула в окно, снаружи никого не оказалось. Он ушел.



Aili Kraft

Отредактировано: 22.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться