Проклятие Хогвартса

Глава четвертая

Остаток августа Том провел бесцельно шатаясь по грязным, кривым улочкам, опоясывающим район, в котором располагался приют. Он и думать не хотел, что все кончено и остаток жизни пройдет в ожидании момента, когда незримая сила потребует плату.

«Должно же быть хоть что-нибудь, — размышлял он. — Всегда можно договориться, всегда есть компромисс».

— Слышишь! — выкрикнул он, заставив проходившую мимо маму с ребенком шарахнуться в сторону.

«Что я должен сделать? — мысленно обратился он к неведомой магии. — Салазар Слизерин прожил долго. Значит, ты не сразу потребовала у него жизнь. Я тоже так хочу».

Том долго вглядывался в серые стены домов, утыканные трубами крыши и покрытую пылью мостовую в поисках хоть какого-нибудь ответа, но никакого знака не увидел.

Последний летний день Том посвятил покупкам всего необходимого к школе. Оказавшись в Косом переулке среди волшебников, он узнал, что Амадеуса, все еще продолжают искать, правда, уже не столь рьяно.

Том облегченно выдохнул. Судя по всему, никто из министерских работников и не подумал разыскивать Амадеуса на побережье. Значит, ему не стоит волноваться, что кто-то чересчур пронырливый отыщет в магловском трактире волшебную палочку министра магии.

Шагая вдоль бесконечного ряда магазинов, Том заметил, что у многих колдунов и ведьм мрачные лица. До него долетели обрывки разговоров о неминуемой войне с Гриндевальдом, причем почти все волшебники были уверены, что это агенты темного мага повинны в исчезновении министра магии. В воздухе повисла атмосфера уныния и страха, люди с унынием глядели в будущее — страна находится на пороге войны, а Британия осталась без руководителя. Уже были назначены внеочередные выборы, но ждали их со скепсисом. По прогнозам победу на них должен был одержать Гектор Фоули, ранее уже занимавший должность министра магии долгие тринадцать лет. Английское общество неоднозначно оценивало этого политика — яркий и энергичный, он являлся полной противоположностью Амадеусу в своем отношении к темной магии. Оттого от его избрания не ожидали ничего хорошего.

Утром следующего дня, дождавшись пока все обитатели приюта отправятся на завтрак, Том, взяв собранные еще с вечера вещи, вышел на улицу. Предвкушая очередные одиннадцать месяцев в волшебном мире, он бодро шагал в сторону вокзала Кингс-Кросс.

Однако еще на подходе он угодил в шумную, взволнованную толпу. Живя в Лондоне, Том привык к большому скоплению людей, но сегодня горожане выглядели взволнованными более обычного. И чаще обычного попадались мужчины в военной форме.

Правда, как всегда, на вокзале всюду сновали торговцы пирожками и мальчишки, разносящие свежую прессу. Многие газетчики выкрикивали заголовки новостей. Том попытался прислушаться, но стоявший вокруг гвалт не позволил разобрать ни слова.

Счастливо избежав ринувшихся к нему попрошаек, Том устремился к платформе девять и три четверти. На его беду девятая и десятая платформы были забиты пассажирами. Казалось, Лондон сошел с ума — настолько рьяно его жители пытались покинуть столицу.

Проталкиваясь сквозь скопление людей и усилено помогая себе локтями, Том, наконец, добрался до разделительного барьера. Рядом с ним сгрудилось множество тележек, доверху нагруженных чемоданами. Стоявшие около них владельцы вещей всем своим видом демонстрировали, что никуда уходить не собираются. Тому стоило огромного труда протиснуться к барьеру. Толкнув ногой одну из тележек и уронив на перрон чемодан, он вызвал у отъезжающих настоящий переполох. Воспользовавшись суматохой, Том со всех ног метнулся к стене и спустя мгновение очутился на нужной платформе.

Там все, как и в прошлом году, проходило чинно и мирно. Вдоль перрона вытянулись вагоны Хогвартс-экспресса, с торчавшими из его окон лицами школьников. Алый паровоз впереди состава выпускал из огромной черной трубы белые клубы дыма, словно призывал отъезжающих поторапливаться. Студенты и их родители неспешно прохаживались, встречая знакомых, провожая родных и засовывая в узкие двери свои вещи.

В окружении толпы родственников возле груды сумок и чемоданов стояла Карина О`Брайан, худенькая блондинка со Слизерина. Заметив Тома, ведьма во все глаза уставилась на него, но увидев, что он тоже смотрит на нее, состроила такое выражение лица, словно только что съела что-то несвежее.

Направляясь к ближайшему вагону, Том столкнулся с Фредом Стариджем, черноволосым старшекурсником с Грифиндора. Одетый в школьную форму он с гордым видом кивал проходившим мимо знакомым. Узнав Тома, Фред смерил его презрительным взглядом и, поморщившись, отвернулся. Улыбнувшись грифиндорцу, Том отправился искать свободное место. Не успел он сделать и десятка шагов, как ближайшая к нему дверь резко открылась и чьи-то руки втащили его внутрь.

— Я устала тебя ждать, — набросилась на Тома Поппея. — Мы же вроде договаривались ехать вместе?

Она прищурилась и уперла руки в боки.

— Отстань от него, — лениво бросил Орион, и, не вставая, протянул для приветствия руку.

Сидевший напротив Блэка Абраксас Малфой, выглядевший бледнее обычного, удостоил Тома легким кивком головы.

— Как дела, Реддл? — Орион закинул ногу на ногу. — Что нового?

Том не успел ответить. Состав содрогнулся, раздался протяжный скрежет, перрон заволокло серым дымом и Хогвартс-экспресс, неспешно перестукивая колесами, медленно двинулся вдоль платформы.

— У Тома все по-старому, — замахала Поппея руками. — Это неинтересно. — Ведьма выразительно повернулась к Тому. — Я хочу знать все подробности того разговора.

Том понятия, о чем говорит юная колдунья.

— Это случилось только сегодня. Спустя почти три месяца. Давай, рассказывай!

Том молчал, все еще не понимая, что Поппея от него хочет.



Андрей Дерендяев

Отредактировано: 20.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться