Проклятие замолчавшей королевы

Глава 9. Обед на четверых

Принц улыбнулся так искренне и по-доброму, будто старой знакомой, что у меня отлегло от сердца, и оцепенение, овладевшее мной при его появлении, отпустило.

— Простите меня за внезапное вторжение, ярла Виртанен! — произнёс он мягким, певучим баритоном, от которого по телу побежали мурашки. — Его Величество поручил мне лично проводить вас за стол, и я с радостью выполню столь приятный моему сердцу приказ.

В словах принца, в его скупых, но выразительных жестах не было и тени насмешки, словно витиеватые речи шли от сердца, а не были лишь данью этикету.

Я присела в реверансе и улыбнулась в ответ, ощутив лёгкое беспокойство. Оно будто пёрышко коснулось моей щеки и, скользнув по шее, растворилось в окружающей атмосфере вежливого почтения.

— Не знаю, как мне благодарить Его Величество и вас, Ваше Высочество, за столь тёплый приём, которого я, несомненно, не заслуживаю! — пролепетала я, глядя в пол, и почувствовала, что краснею.

Теоретически моего воспитания хватало на то, чтобы поддерживать беседу со столь высокопоставленными людьми, но на практике всё оказалось труднее, чем я могла себе вообразить. И это внезапное радушие сбивало с толку. Принц вёл себя как дамский угодник и, насколько я слышала, был им, однако меня не оставляло чувство, будто на самом деле его любезность не более чем маска. Но порок или добродетель скрывается за ней, я не могла понять. А если бы и могла, то не посмела бы.

— Не смущайтесь, ярла! — раздался над моим ухом тот самый баритон, ласкающий слух. Принц наклонился, помогая встать, и меня окутал аромат пряных трав и сладкого щербета — забытый, но такой манящий вкус детства, когда отец выписывал эту сладость из Южных земель. — Мы не питаемся претендентками в невесты.

Я подняла на принца глаза и снова улыбнулась, показывая, что больше не робею.

«Главное, не вылететь с отбора одной из первых, — повторяла я про себя как заклинание, пока принц вёл меня под руку по широкому коридору мимо украшавших стены гобеленов с изображением сцен зимней охоты и пиров. — Семья Стилина не примет Мага «со спящими способностями». Несмотря на уже пройденные испытания».

Поэтому я старалась быть вежливой и в меру скромной, хотя так и подмывало посмотреть по сторонам, вглядеться в лица королев прошлого и их фрейлин. Изображённых с такой реалистичностью, будто они были живыми и смотрели на нас из какого-то другого мира, где прошлое всё ещё живо. В этой части замка мне ещё не доводилось бывать.

— Вам нравятся гобелены? — спросил принц, заметив мой интерес, хоть я и пыталась его скрыть. Принц Карл, насколько я могла отметить, вообще был очень наблюдательным человеком. — Они созданы Мастером Моди. Тем самым, умеющим делать вещи почти живыми. Иногда мне кажется, эти люди на полотнах только притворяются вышитыми, а сами шпионят за нами, пока этого никто не видит.

И принц снова улыбнулся, на этот раз смущённо, словно понимал, что сказал несусветную глупость. Улыбка сделала его моложе и на какой-то момент придала сходство со Стилином. Тот любил рассказывать мне свои фантазии о других странах, отделённых от нас Куполом безопасности, раскинувшимся над Северным королевством.

— Очень нравятся, ваше высочество, — искренне ответила я.

— Тогда, я думаю, мой венценосный брат разрешит вам, в виде исключения, иногда бывать здесь. Можете даже прихватить одну или двух подруг. Скажем, вечерами.

Тёмно-серые глаза принца блеснули словно молнии, и тут же его лицо приняло самое доброжелательное выражение. Однако мой Дар уже начал говорить о себе, и беспокойство, до этого мягкое и непонятное, окончательно сформировалось. Принц явно знал обо мне больше, чем пытался показать. В этом не было бы ничего подозрительного, если бы он ни пытался это скрыть.

Мне же пока не оставалось ничего иного, кроме как поблагодарить за оказанное доверие:

— Оскар, проследи, чтобы ярлу Виртанен пропускали сюда по вечерам, если она выразит такое желание, — мягко, но твёрдо, не поворачивая головы, произнёс принц, чуть повысив голос.

— Не беспокойтесь, ярла, — обратился он уже ко мне, не дожидаясь ответа Оскара,  всем своим видом выражавшего полное почтение. — Мои прихоти всегда выполняют. Это даже скучно. Временами.

Сейчас принц Карл походил не на принца — взрослого мужа, а на избалованного подростка, чудившего ради того, чтобы хоть раз услышать «нет».

— Надеюсь, вскоре мы обмолвимся парой слов об этих картинах? — шепнул мне он и подмигнул, пользуясь тем, что мы остановились около резных двустворчатых дверей, по обе стороны которых стояли стражники, облачённые в тёмно-зеленое, делавшее их почти незаметными на фоне тёмных стен замка. На поясе каждого из этих рослых молодых мужчин, способных составить счастье любой зажиточной красавицы-селянки, поблёскивали короткие кинжалы.

Оскар, до этого державшийся позади нас на почтительном расстоянии, забежал вперёд и, распахнув двери столовой, громко огласил:

— Его высочество принц Карл и ярла Хильда Виртанен, претендентка в невесты Его Величества Рагнера Сигурда Третьего!

***



Инесса Иванова

Отредактировано: 19.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться