Проклятое дитя

Размер шрифта: - +

Часть 9

Год спустя Хасин вернулся в Акилон. Во дворце каждый был в ожидании его появления, в особенности лишь потому, что все должно было пройти как положено, по этикету, согласно правилам приема послов и уважаемых гостей. Но не ради Хасина все это делалось, а ради Анны и Лили. В этот день она вместе с сестрой должна будет впервые представлена своим подданным официально. Каждое почтенное семейство Акилона и Дарнаса будет в ответ представлено двум юным леди. Каждое преподнесет им свои дары в честь их праздника, каждый род увидит своими глазами двух дочерей четы своих повелителей. Будет праздник на три дня, чтобы все смогли выразить свое почтение и уважение, на четвертый день будет грандиозный бал, и только после этого все гости столицы начнут разъезжаться по домам. Многие проделали весьма долгий и нелегкий путь, чтобы появиться в столице. А кое-кто даже беззлобно ворчал на тему того, сколько еще раз им придется присутствовать на подобном мероприятии и когда уже род Верлиан прекратит размножаться. 
Но пожалуй был еще один повод, чтобы все королевство с нетерпением ждало этого дня с момента появления на свет принцесс. Каждый мечтал увидеть своими глазами, а не слушать сплетни, очередную баталию двух непримиримых сторон. Ходили дичайшие россказни на тему того, как проходят встречи короля Тамира со всемирно известным Бастардом. Кто-то говорил, что каждый раз это схватка на мечах. Кто-то шептался о том, что они едва ли смотрят друг на друга. А порой сплетни доходили просто до глупейшего бреда, который можно было на смех поднять из-за его нелепости и абсурдности. 
Бастарда боялись, его презирали. И даже не за положение незаконнорожденного – не в Дарнасе – а за то, что он был демоном. Каждая знатная семья лишилась своих близких в войне с этой расой. И перед ними должен будет предстать главнокомандующий всех войск императора. Именно он руководил битвами и сражениями, именно его приказы уносили драгоценные жизни. Для всего государства Бастард был олицетворением самой войны и смерти. Это была легендарная личность со всех сторон, и нельзя было не проявить любопытство и остаться равнодушным.
Придворные свысока смотрели на тех, кто с искренним нетерпением выглядывал в толпе беловолосого демона, ведь они сами уже не единожды лицезрели этого гостя. И уже не помнили, как сами откровенно пялились на Бастарда, когда тот впервые появился во дворце, причем столь эпично. И даже тот факт, что это был визит принца в первую очередь, не имел значения. Кассиан не прославился так, как прославился его брат. Юный принц не участвовал в войне, не слыл самым безжалостным и сильным бойцом. У него просто не было возможности стать значимой фигурой в другом королевстве просто потому, что он появился на свет. Это дома он почитаем, любим, драгоценен и интересен. Эта в Халлоне он – гордость страны. Это в империи демонов у него есть статус. А здесь, а в Дарнасе, ждали и желали увидеть и обсудить лишь Хасина. О нем ходили ужасающие рассказы, о его нраве и поступках, о нем рассказывали шепотом, но с восторгом и страхом одновременно.
Очередной гость вручил привезенные с собой подарки для принцесс и растворился в толпе, вливаясь в разговоры и наблюдение за окружающими. Играла ненавязчивая музыка, смолкающая время от времени, когда церемониймейстер объявлял следующее знатное семейство. Две принцессы находились в окружении своих нянек, несколько растерянные от количества людей вокруг, но уже держащиеся с достоинством, присущим наследникам престола. Умилительно держась за ручки, они сидели чуть ниже трона на мягкой софе, болтая ножками и с любопытством рассматривая все и всех. Для пепельноволосых голубоглазых ангелочка, точная копия друг друга – едва ли половина гостей могла сказать, которая и них Анна, а которая Лили. А сами дети лишь под шепот своих воспитательниц обращали внимание на тех, кому были представлены, все остальное время занятые лишь друг другом. Эта была та самая связь, то самое единение, что связало из жизни еще в утробе матери. Вынужденные существовать практически порознь, они каждую встречу ценили и с трепетом жали, наслаждаясь вниманием и близостью друг друга. Они не понимали, почему Анне не позволяют появляться в покоях сестры. Они не понимали, почему мать не пускает Лили гулять вместе с Анной. Но чувствовали нехватку друг друга, а потому пользовались каждым удобным случаем, чтобы побыть вместе, просто прикоснуться. 
В очередной раз затихла музыка, и голос у порога, усиленный магией, разнесся по большому залу.
- Лорд-командующий Имперских Войск, Глава Совета Лордов, Первый Меч Империи, Его Светлость Хасин Амана из рода Шаграт!
Тишина была оглушающей. Люди торопливо расступились с куда большим рвением, нежели до этого, именно перед этим гостем. Громкий шепот сопровождал Бастарда, пока он входил в зал и лениво направлялся к трону, заложив руки за спину. Вынужденный следовать этикету и торжественности, в этот раз он не мог пренебречь своим внешним видом. На нем был военный мундир, идеально облегающий его фигуру, подчеркивающий его стать и мужественность. Простой, без изящных украшений и лент, что так любят люди, строгий, он смотрелся куда выгодней слишком ярких облачений прочих гостей. Шаг Бастарда был решительным, твердым и уверенным. Вслед за ним шли четверо демонов. Их глаза, черные как сама Тьма, не выражали абсолютно ничего. Они не смотрели по сторонам, их лица были наполовину скрыты масками, походка была хищно-плавной, а шаг бесшумным. Облаченные в плащи, скрывающие фигуру и голову, они словно тени плыли по мраморному полу.
- Темные Стражи, - с затаенным трепетом и ужасом перешептывались люди, не веря своим глазам. 
Об этих наемниках ходили легенды, настолько дикие и ужасающие, что многие даже не верили в существование этого клана. Отшельники, одиночки, самые безжалостные воины и маги, они не знали законов, они не ведали о правилах, они не соблюдали запретов. И они никому, никогда не были подотчетны и тем более подчинены. Но вот они – идут за своим господином, гордо подняв головы, каждым шагом выражая готовность отдать за него жизнь. 
Сам Хасин едва ли обращал внимание на тех, кто был за его спиной и тех, кто не отрывал от него своих взглядов. Куда больше его волновала девочка, сидящая на возвышении, смотрящая на него своими радостными и счастливыми глазками. Сгорающая от нетерпения броситься к нему, но не смеющая нарушить правила, которые сегодня она должна была соблюдать неукоснительно, ведь не только леди Мирай сейчас следит за ней, но все вокруг, в ожидании ошибки, чтобы был лишний повод упрекнуть ее в чем-либо, без поблажки на возраст. 
- Ваши Величества, - как полагается, сначала Хасин поприветствовал короля и королеву учтивым поклоном. 
Под возмущенный шепот окружающих, его сопровождение даже не шелохнулось – каждый страж смотрел исключительно вперед и в «никуда»: они не кланялись собственному императору, так с чего должны делать это сейчас? 
- Ваше Высочество, принцесса Лили, - Хасин безошибочно посмотрел на названную девочку, чуть кивнув юной леди.
Та, стараясь сдержать улыбку, едва кивнула своей головкой, как ее научили, и как она делала для каждого, кто обращался к ней сегодня. 
- Ваше Высочество, принцесса Анна, - взгляд Бастарда стал мягче и нежнее, стоило ему посмотреть на вторую девочку. 
И в этот момент, под дружный шокированный выдох придворных и гостей, Темные Стражи склонились в поклоне перед девочкой, что моментально вызвало гневный прищур Тамира, который беловолосый демон встретил только ему обращенной усмешкой, быстро растаявшей на губах, чтобы никто не уличил его в неуважительном отношении к королю. Стражи резко выпрямились, и снова их взгляд был обращен в пустоту. 
Выпрямившись, Хасин снова обратился к королю и королеве:
- Позвольте преподнести дары от моего императора для Ваших дочерей.
Тамир сдержанно кивнул, а весь двор снова замер в предвкушении. Щелчок пальцев Бастарда, и под все тот же всеобщих вдох удивления, на ступенях у ног принцесс появилось два больших раскрытых сундука. Несметные сокровища, сияющие блеском камней, драгоценных металлов и перламутровых жемчужин наполняли сундуки до краев, и под светом солнца в больших окнах сотней бликов и радуг наполнили тронных зал, вызывая взоры восхищения. 
- Очень щедро с Вашей стороны, Ваша светлость, - едва сумев скрыть собственное удивление, произнес Тамир. 
В ответ Хасин снова учтиво поклонился и, прежде чем развернуться и уйти, подмигнул Анне, вызвав ее улыбку. Стражи за его спиной расступились, стоило ему повернуться к ним лицом, и направились следом, как только он прошел мимо. 
С огромнейшим трудом Анна дождалась окончания церемонии на сегодня. В нетерпении отпустила руку сестры и, даже не попрощавшись с ней, выбежала из зала, направляясь в свои покои, где очень ожидала увидеть своего друга, по которому так соскучилась. Сестра проводила его мокрым взглядом и дрожащими губками, глядя с обидой и непониманием.
- Я ведь говорила тебе, Лили, - нежно улыбаясь дочери, произнесла подошедшая Рабия, - ты не нужна ей. Она не любит тебя и не ценит.
- Любит! – упрямо воскликнула девочка, зло вытирая слезки с пухлых щечек.
Рабия только хмыкнула довольно: она была рада этой обиде и разочарованию своего ребенка. Она уже устала пытаться отгородить свою любимую дочь от Анны, ничего не помогало – эти двое неизменно тянулись друг к другу вопреки настрою окружающих. Но сегодня Анна сама сделал первый шаг к тому, чтобы оттолкнуть от себя любимую сестру, и королева обязательно воспользуется этим, взрастит в Лили эту обиду, что сейчас катиться по ее щекам, взлелеет это чувство в ее невинной душе, чтобы впоследствии это аукнулось именно Анне. 
А девочка, не думая, не подозревая о коварстве собственной матери, торопливо бежала в свои покои под ворчание леди Мирай, не успевающей за шустрым ребенком.
- Юная леди! – пыталась остановить свою воспитанницу женщина, подхвати свои юбки и торопливо пытаясь догнать девочку.
- Он ведь ждет, леди Мирай! – воскликнула как само собой разумеющееся Анна, остановившись на миг, но тут же снова устремляясь вперед. 
Запыханная, с раскрасневшимися щечками и нетерпеливо и предвкушающе горящими глазами Анна влетела в свою гостиную, пытаясь удержать в ручках пышные юбки платьица. Застыла посреди комнаты, разочарованно глядя на пустые покои вокруг, в глазках быстро потухло ожидание, а улыбка сползла с милого личика. Но тут кто-то сзади обхватил ее за талию, резко подкидывая вверх и ловя со смехом завизжавшую девочку.
- Хасин! – испуганно-радостно воскликнула Анна, обнимая прижавшего ее к себе юношу. – Я думала, ты ушел, - и обняла его крепко-крепко, выражая всю радость от собственной ошибки.
Беловолосый демон нежно зарылся лицом в кудряшки девочки, вдыхая ее запах и тихо прошептал на ушко:
- Я никогда тебя не разочарую, моя милая Амани. 
- Почему Амани? Это на твоем языке?
- Да, - улыбнулся мягко Хасин.
- И что это значит?
- Узнаешь, когда придет время, - хмыкнул Бастард. – Хочешь погулять?
- Очень! – воодушевленно воскликнула Анна, уставшая сидеть на одном месте в течение долгих часов, и пусть было интересно, все же куда более скучно. 
Хасин вновь провел с Анной весь день, а вечером уложил ее спать, прочитав одну из сказок в подаренной им же книге. 
- Я так хочу, чтобы ты не уезжал, - уже в полусне прошептала Анна, крепко держась за его руку. – Я так скучаю по тебе. Так жду тебя. Не уезжай.
Хасин мягко усмехнулся, нежно коснулся губами светловолосой головки и тихо ответил:
- Я не могу, милая. 
- У тебя дел много, да? – заглядывая ему в глаза, грустно прошептала Анна.
- Да.
- У папы тоже всегда много дел. И у мамы. И у всех. 
Всего лишь пара фраз, но в них столько тоски и грусти, столько одиночества, что даже черствое сердце Хасина сжималось от сострадания и злости на тех, кто игнорировал и не оказывал внимания невинному ребенку из-за глупых предрассудков и презрения. 
- Не уезжай, - уже срываясь на тихий плач, прошептала снова свою мольбу кроха, стыдливо пряча глазки и пытаясь удержаться от некрасивого поведения. 
Хасин опустился ниже, ложась напротив Анны, так же подложив ладонь под щеку, копируя ее надутые губки, чем заставил ее рассмеяться помимо воли и сквозь слезы. Он вытер пальцами ее мокрые щечки, а после коснулся тонкой цепочки на ее шейке, доставая кулон из-под расшитой ночной сорочки. 
- Это ты подарил, - шмыгая носиком, прошептала принцесса, глядя на кулон в тонких пальцах Хасина.
- И в нем есть частичка меня, - мягко улыбнулся девочке демон, снова пряча кулон под белоснежную ткань. – Всегда помни об этом и не забывай, что я рядом, даже если меня нет. Никогда не снимай его и никому не отдавай. 
- Я помню, - кивнула серьезно Анна, накрывая ладошкой теплый камешек у сердца. 
Хасин коснулся губами гладкого лобика малышки и нежно прижал к себе, и через некоторое время, убаюканная спокойным биением его сердца, принцесса уже сладко спала. 
Демон вышел из спальни Анны, прикрывая за собой дверь. В гостиной покоев принцессы его ждали четверо Стражей. 
- Глаз с нее не спускать. Докладывать обо всем, что происходит в непосредственной близости. 
Все четверо молча склонились перед ним в поклоне, принимая приказ, следом растворяясь в воздухе словно мираж. А минутой позже дворец покинул и Бастард. 



Павлова Александра

Отредактировано: 19.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: