Проклятое дитя

Размер шрифта: - +

Часть 18

Хасин смотрел на Анну и не понимал, что в ней изменилось. И не во внешности дело – принцесса окончательно и бесповоротно утратила все черты подросткового возраста, став девушкой в полном смысле этого слова к своим шестнадцати годам. Во взгляде. И вроде та же тоска и грусть, но в какой-то миг глазки счастливо сияют, когда Анна о чем-то задумается с мечтательной улыбкой на губах. Но тут же берет себя в руки, будто старается не допустить этих светлых мыслей, чтобы не выдать свое состояние всем вокруг. И если никто еще не заметил, то Хасин обратил внимание моментально: он знал, как Анна радуется ему, а сейчас эта радость была с ним связана лишь косвенно – все мысли принцессы были явно о другом. И это подтверждалось по мере наблюдения демона за подопечной: они едва разговаривали – по большей части девушка была в своих мыслях; ее не так воодушевил его ранний приезд, как он мог ожидать, судя по тому молящему взгляду, когда она просила об этом и тому, как засияли глаза, когда ее просьбу пообещали выполнить; некоторая рассеянность присутствовала в каждом шаге и движении Анны, а еще она постоянно оглядывалась и крутила головой, пока они шли по саду.

Хасин не стал спрашивать, поскольку понимал, что если бы Анна желала, он бы узнал сразу же. А потому решил понаблюдать и понять самостоятельно, что не давало ему покоя.

И ответ на загадку он получил почти сразу, и оказался сражен на повал и, наверно впервые в жизни, растерян.

Они шли по огромному саду позади дворца. Шедшие мимо придворные – после показательного унижения их ряды заметно поредели – почтительно кланялись своей принцессе, но тут же торопливо уходили, едва замеченные ею и провожаемые насмешливыми взглядами Бастарда. Анна рассеянно кивала на приветствия, быстро теряя интерес к людям, едва поднимала взгляд на их лица. Но неожиданно впереди показалась пара молодых лордов, и нельзя было не заметить, как Анна нервно начала сжимать пальцы, как дыхание стало чаще, а взгляд был направлен прямо вперед на приближающихся молодых людей.

- Леди Анна, - произнес один из двух юношей, склонившихся перед принцессой в поклоне, - Ваша Светлость, - короткий взгляд в сторону ее сопровождающего, и снова все внимание приковано к девушке.

Второй молодой человек тут же продолжил путь, шепнув что-то своему другу на ухо, который продолжал стоять на месте и смотреть на Анну. А девушка так же замерла, глядя на него в ответ. Исчезли все признаки скуки, которые были на лицо до сих пор, глаза заволокло волнением и трепетом, и она напрочь забыла о том, что выдает себя в потрохами, ведь одного взгляда на нее Хасину хватило понять, что она влюблена.

Ничто не выдало удивления Бастарда, которое было коротким, пусть и поразившим первой догадкой. Лицо осталось непроницаемой маской, не дрогнул ни один мускул на его теле, и даже взгляд был прежним, не показывая его задумчивости, лишь темная бровь была чуть вопросительно приподнята.

- Вы как всегда прекрасны, моя леди, - галантно прошептал юноша.

- Благодарю Вас, лорд Акир, - едва смогла прошептать взволнованная Анна, опуская взгляд, но не в силах спрятать румянец смущения на щеках, так шедший ее белоснежной коже.

Юноша улыбался, глядя на зардевшуюся девушку, и ни одни из них не смотрел на демона рядом, которые выгибал бровь все больше, кривя губы. Удивление быстро сменилось досадой – не злостью. Разве мог он злиться на Анну, которая была не властна над своими чувствами, впервые познав их? Разве имел он право контролировать ее эмоции? Разве должен был тут же высказать свое неудовольствие и напомнить ей, что она принадлежит другому с рождения? Нет, конечно. И в первую очередь потому, что это дитя было дорого ему, он не желал ее ранить, не желал обидеть и стать врагом. И пусть последнее слишком громко сказано – в данной ситуации, когда Анна любит, для нее каждый, кто станет препятствовать этой любви, будет врагом. Для любой девушки ее возраста это нормально и естественно. А досада была потому, что разочаровать ее ему придется, хотя бы потому, что того же ответного сияния влюбленности в глазах юноши он не наблюдал даже мельком. Да, он смотрел с восхищением, да с нежностью, которую неопытная Анна путала с желанием, которое сам Хасин узнал безошибочно. Но ни следа тех чувств, что питала девушка, даже намека на них не присутствовало.

Но Анна не замечала ничего, кроме восторженных глаз напротив. Она не видела в них ничего, кроме нежности, которой прежде ее одаривал только Хасин и леди Мирай. Она не замечала ничего, кроме восхищения, которое теплом разливалось по телу, впервые даря ей понимание того, что она красива и привлекательна. И это понимание было волнительным, таким теплым и дарящим чувство счастья, что не поддаться ему было невозможно.

Молодой человек, сын лорда Амайа, появился при дворе чуть больше полугода назад, вернувшись из военной школы, которую закончил этой зимой. Ни разу до этого его не было при дворе. Ни разу он не встречался с королевской семьей, и вероятно именно поэтому на него не оказали влияния сплетни, домыслы и шепотки всех во дворце о «проклятом дитя». Акир не смотрел на Анну как все – со страхом, с неприязнью, со злостью и ненавистью. Он не поддался общему течению настроя к ее персоне. Для него она была такой же как Лили, как каждый из ее братьев – он не выделял ее из королевской семьи никоим образом, оказывая ей такое же почтение и знаки уважения и внимания, как каждому наследнику престола. Он был куда более смел в своих словах к ней, не ограничиваясь положенной этикетом малостью. Он был дружелюбен и приветлив всегда. И даже время, что он проводил при дворе, в окружении ее неприятелей, нисколько не испортило его отношения к ней. Он напрочь игнорировал все советы и косые взгляды, он не слушал доводов и не признавал чужих мнений, составляя о принцессе Анне свое собственное. Он первый, кто из всех придворных пригласил ее однажды прогуляться в парке, встретившись с ней в библиотеке.



Павлова Александра

Отредактировано: 19.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: