Проклятое Пророчество

Размер шрифта: - +

***

Меня разбудило грубое прикосновение. Но пока я открыла глаза и смогла осмысленно осмотреться вокруг, и понять в чем дело, это прикосновение превратилось в жесткий захват моих рук и ног, не дающий мне пошевелиться.

Я лежала на спине в кровати, в которой уснула. В изголовье стоял орк и крепко фиксировал мои закинутые за голову руки, а в изножье кровати находился еще один орк, удерживающий мои вытянутые ноги.

Наблюдающий за происходящим третий орк приказал на орочем, уже знакомой мне орчанке:

- Начинай с рук! Они ими колдуют. А потом уже ноги, чтоб не убежала.

Орчанка сноровисто, туго и больно, перекрывая нормальный кровоток, стала связывать мне запястья и прижатые друг к другу ладони, наматывая на них толстую, жесткую, колючую, очень грубую веревку травмирующую кожу до крови.

-  Что происходит? – на орочем, испуганно вскрикнула я.

Ответила мне орчанка:

- Что-что, разве непонятно? Не прикидывайся дурочкой! Твоих мужиков мы отравили, добавив яд в вино. Они валяются внизу уже полудохлые. Скоро, и вовсе, помрут. А пока, на всякий случай, за ними приглядывают гномы. Так что, не жди помощи. Ни одна лысая башка тебе не поможет, – злорадно усмехнулась она. – Зато, радуйся, тебя убивать не будем. Нам твое колдовство пригодится. Кто-то же должен все это хозяйство в чистоте и порядке содержать, чтоб гостей привечать, вы, эльфы, такие привередливые. А то все я, да я, никаких сил на это не хватает!

Стоящий в стороне орк, внимательно наблюдал за всем происходящим, он, по всей видимости, был здесь главным. Гадко ухмыльнувшись, этот орк тоже вступил в разговор:

- И не только для этого. Нас тут пять мужиков, а баба всего одна. Будешь нам всем удовольствие доставлять, красавица. Из нас еще никто эльфу не пробовал. Интересно, вы в постели такие же сладкие, как с виду кажетесь?

Морщась от очень болезненного затягивания веревки на моих запястьях, невыносимо тугого, у меня невольно вырвался жалобный стон:

 – М-м-м… больно… 

– Ишь, какая неженка. Ничего, потерпишь. – равнодушно отозвалась орчанка, не ослабляя веревки.

Наверное, она и в самом деле не догадывается, что моя кожа, в отличие от ее кожи, несравнимо тоньше, нежнее и чувствительнее. Ладно, сейчас не до этого, гораздо страшнее, что Данирэль с Орестонэлем, наверняка, действительно, отравлены и могут умереть. Холодея от этой мысли и ужаса сдавившего грудь, я начала дрожать.

– Но зачем? Зачем вам все это? – никак не могла я понять происходящее.

- Как это зачем? Неужели не ясно? – ответил мне орк. – Такое богатство почти каждый день мимо по дороге проезжает. Вот и с твоих мужиков сняли кошели полные золотых монет. Оружие отличное забрали. Есть еще карета, которую можно продать и кое-какое шмотье в ней. С ящерами вашими, правда, управляться у нас не получается, ну так мы их на мясо пустим. Представляешь, как мы обогатимся?

- Но что вы будете делать с этим богатством? – все еще  не понимала я их действий, впервые столкнувшись с таким явлением как грабеж.

- Ты и правда дура, что ли? Или вы все, эльфы, такие? – как мне показалось, искренне удивился орк. – Да с золотом-то мы, в вашем Эльгноморе, так погулять сможем! И в Заведение ходи хоть три раза на дню, и в трактирах ваших вкусно покушать можно, и на состязаниях любые ставки делай. Благодать! Я о таком раньше и мечтать не мог. А чтобы все это получить, даже напрягаться особо не нужно. Сиди себе здесь и поджидай, когда денежки сами к тебе в руки приедут.

- Но вас же быстро поймают, поняв, кто вы такие и чем занимаетесь, - недоумевая на что они рассчитывают и стараясь достучаться до их здравомыслия, возразила я, всеми силами сохраняя спокойный вид, борясь с желанием закричать, позвать на помощь и понимая, что звать тут некого.

- Много ли ты, сама-то, про нас поняла в ночи, когда уставшая после дороги только о том и думала, как бы скорее поесть и поспать? С виду нас от лесных оков не отличишь. Видишь, мы все тоже волосы коротко обрезали, одеждой подходящей обзавелись. Только по-вашему плохо говорим, ну так выучимся, а пока и молчком все у нас хорошо получается. Вы уже третьи путники, ставшие нашей добычей. А ежели увидим, что добыча нам не по зубам, вроде отряда воинов, или же с кого взять нечего, так тихо обслужим и отпустим с миром.

Пока мы разговаривали, орчанка закончила связывать мои щиколотки и, распрямившись, недовольно, с раздражением в голосе, категорично заявила:

- Ну, все. Может, хватит лясы точить? Столько дел сегодня переделала, сил нет, спать пора.

Орк, с которым я вела диалог, в один прыжок оказался около орчанки и, сомкнув сильные пальцы на ее шее, разъяренно дергая хвостом, прошипел:

- Женщина, почему ты без разрешения открыла рот?! Как ты смеешь мне указывать?! Тебя что, давно не наказывали?

Увидев, как она побледнела от страха, а потом посинела от нехватки воздуха, покорно отпустив руки, даже не пытаясь сопротивляться, он стал успокаиваться и отпустил ее шею. Она тут же опустилась перед ним на колени, хрипло просипев поврежденным горлом:

- Прости, хозяин.



Алин Крас

Отредактировано: 17.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться