Проклятые

Размер шрифта: - +

13

Холодные пальцы нервно сжимали и разжимали смятый бутон. Ария испуганно смотрела по сторонам. Постоянное ощущение тревоги лишь росло. Девушка покачала головой. На кого она становится похожей? Прячется здесь, как затравленный зверек. Бледная и опусташенная.

Еще несколько считанных дней назад у нее была счастливая беззаботная жизнь в этих прекрасных садах, среди людей, которые стали по-настоящему дороги. Раньше бы, возможно, не решилась б признаться, что полюбила свою жизнь здесь. Пусть даже и вдали от дома. В конце концов, дом - это место, где тебе хорошо. И этот дворец стал тем самым райским местом, где ей хотелось бы остаться уже навсегда. А теперь лишь откровенно завидовала самой себе прошлой, той, которая всего неделю назад беспечно проводила дни, не подозревая о надвигающейся опастности. Правильно говорят, что беда приходит внезапно. 

Разве так она представляла себе эту встречу?

Но, увы, слишком поздно что-то менять. Можно сколько угодно прокручивать в голове то, как бы все могло быть, если бы она нашла в себе смелось сразу поговорить с принцем на чистоту, но…  Время ушло, а Павел Селлиус остался. Зависимый от нее, как маленький ребенок, и, тем не менее, требующий большего, чем она могла дать. Эти мысли разрывали голову на тысячи кусков. А проблемы не убавлялись, разрастаясь снежным комом, все больше зарывали ее, мешали дышать.

Если бы могла, то никогда бы не втянула Габриэля во всю эту историю. Сердце сжалось от дурных предчувствий, которые обязательно оправдают себя, когда ее лучший друг узнает горькую правду. И даже если он когда-нибудь ее простит, северянка в этом искренне сомневалась, то беда настигнет его в очередной попытке защитить. Это было несправедливо. Неправильно. Она ни за что не допустит, чтобы дорогой ее сердцу человек пострадал! Жаль, что не подумала об этом раньше… До того, как привязала его к себе

***

Габриэль нашел Арию в саду. Она, молча, сделала несколько шагов ему на встречу, когда услышала за спиной приближающиеся шаги.  Хотел что-то сказать, но в ту же минуту оказался в ее объятьях. Она прижималась к его груди, кладя белокурую головку на левое плечо.

Юноша тяжело вздохнул, гладя ее послушные волосы. Если бы такой же покладистой в его руках была бы она сама... Этот вечер казался теперь так красив, что не хотелось тратить время на ссоры. Имело ли прежний смысл что-то выяснять, о чем-то спорить, когда от внешнего мира сейчас их ограждает этот зыбкий покой? 

Сердце неровно билось от того, как в голове с бешенной скоростью вращались каледоскопом самые смелые мечты. Быть может, это тот самый момент, когда стоит открыться? Сбросить все защитные маски, обнажив трепещущую душу на суд новой хозяйке. Отдать целиком и без остатка. Пусть решает, как ей поступить: возьмет в свое распоряжение или выбросит, как ненужный хлам? В результате он получит все или ничего. Готов рискнуть, самонадеянно расчитывая на взаимность.

Набрал в легкие побольше воздуху, и… Что-то в ее по-детски доверчивой позе заставило его остановиться. В очередной раз промолчал, завороженный ее близостью. Трус!

- Ты все еще предпочитаешь ничего мне не рассказывать? – Молодой человек громко выдохнул, проклиная себя за нерасторопность. Он почувствовал, как она зашевелилась, пока вовсе не расцепила рук и не отошла на короткий разделяющий шаг назад.

- То, что я предпочитаю молчать, означает только одно – Ария подняла на него хмурую головку.

- Правда? И что же? – Габриэль пожал губы, сдерживаясь, чтобы не вылить на нее поток своих мрачных мыслей о том, что он имеет все основания полагать, что она больше ему не доверяла. Раньше они могли делиться друг с другом всем: значительными вещами и забавными пустяками, над которыми потом имели привычку долго смеяться и подкалывать друг друга. Но только в те дни, когда кажущаяся «опасность» уже миновала. Никогда они не смели смеяться друг над другом, когда этого не следовало делать. Габриэль всегда очень серьезно относился к ее просьбам и откровениям. То, что теперь она упрямо молчала, ранило его сильнее, чем кулаки Мелека. Это было действительно больно.

- То, что я пытаюсь тебя защитить! – Ария выпалила ответ на одном дыхании, избегая взгляда проницательных глаз. Конечно же, сейчас он точно обо всем догадается. Что неизвестный грозный Северный Король, преследующий всю ее жизнь, на самом деле не властный старик, а непривлекательный калека, которого Габриэль не упускал случай назвать «убогим». Если бы он только знал, как далека она в своих мечтах от совместной судьбы с этим человеком… Но у них обоих не хватит сил, чтобы это предотвратить. Иногда Ария задавалась вопросом, а на что же, собственно, похожа любовь? Но в голову скорее приходил образ добрых карих глаз песиица, нежели мрак, сочащийся из селлиусовской синевы. Сейчас, как никогда, ей хотелось спрятаться в надежных объятьях и просить, умолять не отдавать ЕМУ. Сможет ли бесстрашный Габриэль отстоять ее право на любовь?

Тяжелый вздох вырвался из груди. Нет, она хорошо знала, что не сможет. Потому что она никогда его об этом не попросит. Наоборот, она сделает все от нее зависящее, чтобы не втягивать молодого человека в пучину своих бедствий. Он не должен будет пострадать из-за нее. Драки с Мелеком было достаточно. Единственный выход из положения совсем  не вдохновлял, но она приняла твердое решение положить играм в прятки с Павлом Селлиусом конец.

- От чего ты хочешь меня защитить? – Габриэль хотел криво улыбнуться, передразнивая ее страдальческий тон, но шутка замерла в устах, когда увидел, что ее глаза совсем не улыбались. Стоит и смотрит на него потерянным взглядом обреченного. Черт! Поймал себя на мысли, что успел забыть, как выглядит ее беззаботная улыбка с тех пор, как юный Селлиус пришел в их класс. Нет, так продолжаться больше не может! Каким бы неромантичным представлялся дальнейший разговор, он выяснит, какую роль Убогий играет в перепадах ее настроения. Все выяснит и заставит его заплатить.



Эльвира Щербакова

Отредактировано: 06.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться