"Проклятые рубины" книга первая "Стилеты Борджиа"

Размер шрифта: - +

Глава двадцатая.

День десятый. Комиссариат полиции округа Анжу, май 2014 г.

Утренний вояж в шато «Литторал» советника в сопровождении Антуана Лепажа оказался безрезультатным. За сорок минут до их приезда, мсье Луиньи отбыл в деловую поездку в столицу. Особого волнения его отъезд не вызвал, так как графиня убедила сыщиков в том, что визит ее секретаря в Париж был запланирован заранее. Пока советник развлекал графиню вопросами о жильцах и обстановке царящей в доме, Лепаж усевшись в салон авто, по телефону обрисовал ситуацию Алексу. Детальных инструкций, как действовать дальше его коллегам не требовалось.
Тут же были задействованы сотрудники службы наружного наблюдения. В Ле-Ман, трое сыщиков составили компанию секретарю графини, заняв места в вагонах скоростного поезда, мчавшегося к Парижу. Объект наблюдения вел себя спокойно и беспокойства сопровождающим не доставлял.
Позавтракав в компании графини, советник и Лепаж вернулись в комиссариат. В кабинете инспекторов было пусто, а на кофемашину скотчем была прилеплена записка, извещавшая коллег о том, что сыщики в полном составе после бессонной ночи отправились пить кофе и подкрепляться. Каких либо других новостей или сообщений оставлено не было.
Лепаж устроился за своим столом и начал просматривать поступившие ответы на отправленные через интернет запросы. Несмотря на разницу во времени, американцы отнеслись с пониманием к затруднительному положению, в котором оказались французские сыщики. Они нашли дом, принадлежавший бывшей возлюбленной Луиньи. Теперь детективы ждали наступления утра, чтобы нанести визит и постараться убедить женщину пообщаться с сотрудниками комиссариата в Анже, организовав сеанс прямой двусторонней связи.
Не зная чем себя занять, советник в непривычной для него манере, без дела слонялся по кабинету. Внезапно ему на глаза попалась пьеса, которую прихватил из кабинета директора театра Алекс. Периодически каждый из участвовавших в расследовании сыщиков натыкался на эту папку в голубой обложке, но детально прочесть пьесу времени и терпения ни у кого не хватало. Прихватив ее с собой, советник по привычке устроился на подоконнике. Бегло просматривая текст, он начал знакомиться с содержанием произведения.
В отличие от своих подчиненных, советник ускорил процесс ознакомления с пьесой. Он быстро прочел начальную часть. Затем просмотрел средину и наконец, сосредоточил свое внимание на финальной части. Перевернув последнюю страницу, советник издал не присущий ему возглас удивления, чем привлек к своему занятию внимание Лепажа.
— Что вас так удивило Шеф? Неожиданная развязка? — лениво поинтересовался инспектор.
— Антуан, а вы сами читали сей шедевр? — вместо ответа советник озадачил его вопросом.
— От корки до корки не хватило времени. Прочел где-то треть пьесы. Потом не до чтения стало.
— А зря. Стоило бы прочесть всю. Правда на это и у меня нет времени, но вот финальная часть действительно впечатляет.
— Чем же, позвольте полюбопытствовать?
— Позволю Антуан, позволю. Вот сейчас все соберутся, тогда я удовлетворю ваше любопытство, чтобы не повторяться пять раз. Пороть вас некому! — вздохнул советник и встав с подоконника бросил пьесу на стол Деланжа.
Закурив, он уставился в окно, размышляя о том, что в расследовании любая мелочь может таить в себе непредвиденный результат и любое начатое действие необходимо обязательно доводить до логического завершения. Неважно, что получиться в конце. Даже если это будет отрицательный результат, то в процессе работы все равно будет получен определенный объем информации, который может пригодиться впоследствии, а может и не пригодиться. Но тема будет закрыта и больше не придется никого на нее отвлекать.
Нетерпеливый Лепаж заинтересованный происходящими с советником переменами, поднялся со своего места и подойдя к столу начал быстро листать страницы произведения. Дойдя до последней сцены, он углубился в чтение, но не успел прочесть и пары абзацев, как дверь в кабинет открылась, и в помещение вошел Алекс в компании коллег.
— Освежили свои головы господа? — ехидно поинтересовался у вошедших советник.
— Немного удалось. А к чему такой сарказм? — Алекс недоуменно уставился на чиновника и на Лепажа склонившегося над текстом пьесы.
— У меня для этого есть все основания, потому как я намерен устроить вам показательную взбучку. Ладно эти два лоботряса, — он кивнул в сторону офицеров столичного управления. — Но вы то! Вы! Как вы могли не прочитать до конца этот опус? В конце концов, разодрали бы его на три части и прочли бы, а потом рассказали друг другу, о чем там повествуется. Хотя для нас важна только финальная часть.
— Я пытался, но в первую ночь осилил только половину, а потом уснул. В следующие дни у меня просто не было времени, да и не сильно интересно, — начал оправдываться Алекс.
— Оставьте ваши отговорки для Страшного суда Деланж. Ну что Антуан, вы добрались до финала?
— Да мсье.
— И что вы можете до нас донести? — потирая руки, голосом опереточного злодея продолжил советник свои издевательства над ничего не поднимающими подчиненными.
— Да это действительно бомба! — Лепаж присел на стул и взял пьесу в руки. — Последнее убийство совершено стилетом Борджиа, по описанию точь-в-точь как наши. Да к тому же еще и картинка в конце, где этот кинжал изображен в обрамлении цветочной гирлянды.
— Вот! Мы ищем убийцу, а подсказка лежит у нас под носом. Как любит повторять комиссар Монсиньи – убийца издевается над нами. Кто и когда притащил сюда этот шедевр? — советник, затушив в пепельнице очередную недокуренную сигарету, стал нервно прохаживаться по кабинету.
— Это я прихватил со стола директора театра. Еще в первый вечер, вернее ночь, — смущенно признался Алекс.
— Я так и думал. А потом эта подсказка путешествовала по кабинету со стола на стол. Как хорошо, что вы решили пойти попить кофе. А то бы мы вовек не добрались до истины, — советник остановился посреди кабинета. — Надеюсь, вы хотя бы узнали кто такой этот Клод Нуари?
— Нет мсье.
— Так какого черта мы все еще здесь? Быстро все по машинам и в театр. Вытрясите душу из директора, но найдите мне автора! Хотя стойте, — чиновник жестом руки остановил, рванувшихся было к двери сыщиков. — В театр отправимся мы с Деланжем. Вы пока тормошите заокеанских коллег. Нам кровь из носу нужен диалог с мадам Эллстоун! И продолжайте копаться в грязном белье нашего фигуранта.
Успокоившись, советник прихватив с подоконника папку, а со стола злополучную пьесу, вышел из кабинета. Смущенный Алекс, потирая ладонью затылок, направился следом за ним.
До театра они доехали быстро. Мсье Перрен, предупрежденный о предстоящем визите по телефону, ждал их у двери своего кабинета.
Невысокий добродушный толстячок, был изрядно взволнован неожиданным визитом сыщиков. Учтиво пропустив гостей вперед, он зашел следом и пригласил их разместиться в мягких кожаных креслах стоявших вокруг небольшого круглого столика. Когда все устроились, последовал обычный обмен любезностями. Отказавшись от предложенного кофе и спиртного, советник перешел к делу.
— Скажите мсье Перрен, кто автор этой пьесы? Я имею в виду настоящее имя автора, а не его псевдоним.
— Я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Настоящее имя автора мне неизвестно.
— Тогда хотя бы опишите его нам. Кто это женщина, мужчина?
— Я не знаю. К сожалению автора этой пьесы, да и остальных произведений я в глаза не видел, — огорченно развел руками мсье Перрен.
— А что были еще? — удивленно взглянул на него Советник.
— Да. Восемь пьес. По две в год.
— И вы все пьесы ставили на сцене?
— Да мсье.
— Ни черта не понимаю. А как к вам попадают эти пьесы? По почте? С курьером? — советник, не утерпев вскочил с кресла и стал прохаживаться по кабинету.
— Не совсем так. Пьесы нам приносит мой хороший знакомый. С его же слов мне известно, что автор тяжело болен и не может передвигаться. Поэтому все заботы о его произведениях взял на себя этот человек.
— Мсье Перрен, — едва сдерживая раздражение, советник остановился перед креслом, в котором сидел директор театра. — Имя у этого вашего знакомого надеюсь есть?
— Конечно господа, — мсье Перрен достал из бокового кармана пиджака платок и вытер со лба пот. — Это мсье Луиньи. Альберт Луиньи, личный секретарь графини де Фоссе. К слову сказать, я даже подумал, что эти произведения написаны самой графиней, поэтому с пониманием отнесся к пожеланиям автора сохранить анонимность. Мы только переводим гонорары и проценты от кассовых сборов на указанный мсье Луиньи банковский счет, а в афишах указываем псевдоним. Но с налогами там полный порядок, наш бухгалтер вычитает их из суммы гонорара. Не переживайте.
— За налоги я как раз переживаю меньше всего, — поморщился советник. — Как давно вы сотрудничаете с этим таинственным автором?
— Пятый год. Это должна была быть девятая постановка мсье, как я уже и говорил, — директор перевел дух и снова вытер со лба пот. — Это ведь не нарушает закон?
— Нет, не нарушает. А скажите мсье Перрен, у вас сохранились предыдущие пьесы этого автора?
— Да конечно, — директор живо поднялся из кресла и подойдя к ряду книжных шкафов быстро отыскал необходимые произведения. — Вот, пожалуйста, — он положил перед советником восемь голубых папок, аналогичных лежавшей на столе.
Алекс с советником быстро просмотрели предоставленные экземпляры, но ничего интересного там не обнаружили. На последних страницах тоже присутствовали рисунки, но изображения стилетов Борджиа и описания сюжетов с их применением они не нашли. Удовлетворенный проведенным осмотром, советник попрощался с директором театра и в сопровождении Алекса покинул кабинет.
Всю обратную дорогу они не проронили ни слова, обдумывая полученную информацию. По пути Алексу пришлось остановить машину. Ему позвонила Лелька и попросила встретиться с двумя ее друзьями конкурсантами, которые якобы раскопали информацию представляющую интерес для следствия. Советник, молча кивнув, одобрил встречу, и Алекс назвал место и время. После этого они продолжили свой путь в комиссариат.



Andris Lagzdukalns

Отредактировано: 09.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться