Проклятый

Размер шрифта: - +

Глава 9

Стоило огням туристического лагеря замелькать в дали, как Акасуна неожиданно остановился. Сакура прошла мимо, думая, что парень, который так долго проспал в богом забытой гробнице, просто любуется пейзажами и тем, как все изменилось спустя столько веков. Но причина остановки была в другом.

— Сакура, — от холодного и серьезного тона собственного оружия девушка вздрогнула и тоже остановилась. Она обернулась и встретилась с взглядом медового цвета глаз. Она была сильно удивлена тому, что во взгляде юноши читалась тревога.

— Что случилось? — Сасори молчал и тревожно посматривал на лагерь, в котором расположились одноклассники Харуно.

— Дальше ты пойдешь сама.

— Что? — девушка не сразу поняла значения его слов. — Сама? — повторила она, вопросительно посмотрев на Акасуну. Парень не стал объяснять ей, что именно он имел ввиду, а лишь прикрыв лицо произнес:

— Приготовься.

— К чему? — все тело мальчишки засветилось ярко-красным светом. Что больше по цвету напоминал зимний закат.

«Неужели смена формы без приказа своего хозяина?» — Сакура еще больше была удивлена тому, что сейчас происходило на ее глазах. Стоило форме оружия смениться на боевое, как в песок белого цвета воткнулся меч. Девушка подошла к нему, чтобы взять в руки, и рассмотреть поближе. Но стоило слегка коснуться рукоятки меча, как он уменьшился до кинжальчика что легко мог поместиться у нее на ладони что легко можно было спрятать в рюкзаке.

«Спрячь меня», — послышался голос.

— Почему?

«Мы заключим с тобой контракт, но позже, сейчас, если ты хочешь, чтобы я остался твоим оружием, тебе стоит спрятать меня, иначе у тебя буду неприятности. Другим пока не стоит знать о моем существовании», — Сакура не сразу поняла, почему ее оружие попросило спрятать себя от посторонних глаз.

— Ты что такой стеснительный? — прищурившись с ехидством заявила она, — я поняла, — неожиданно оживившись заявила девушка, — ты боишься что мои подруги, увидев тебя начнут, клеиться и от поклонниц не буде отбоя!

«Господи, и о чем она только думает!»

— Не бойся, я не дам тебя в обиду, можешь вернуться в свою прежнюю форму.

«Ты что забыла, что я древнее оружие, неужели тебе не рассказывали, что за реликвиями охотятся маги уже не первый год и что они особенные, так вот я тоже из их числа».

— Я так и знала, что мне досталось крутое оружие, — девушка подпрыгнула два раза от радости, громко хлопая в ладоши.

«Крутое? Хм… странное слово, что оно означает?»

— Эмм… Ну это означает что ты очень сильный и что у тебя есть способности, которых нет у остальных… А если сказать одним словом, то это слово круто! — девушка начала пританцовывать вокруг клинка.

«Успокойся и подними меня, мне уже холодно здесь вот так торчать посреди песка…»

— Хорошо, — и тут Сакура вспомнила, что у нее нет ни сумки не кармана куда бы она могла спрятать кинжал от посторонних глаз. Единственное место — это был ее бюстгальтер.

«Неужели она… Эй, постой! Не надо! Только не туда!» — духовная оболочка Сасори внутри кинжала, залилась краской.

— А? Прости, но тебе придется потерпеть, если ты не заметил до сих пор, то я в пижаме, и у меня нет сумки или карманов, чтобы положить тебя туда… Так что замочи и сиди тихо. Старайся меньше испускать своей силы. Надеюсь, нас не заметят, — глубоко вздохнув девушка, начала спуск с последней песчаной дюны, что была теперь единственным препятствием на пути ведьмы в лагерь.
 

***

«Неужели он пробудился? Кто, кто был настолько силен, чтобы пробудить тебя ото сна?» — Учиха-старший стоял над умывальником и всматривался в собственное отражение. Снаружи он казался совершенно спокойным. Но внутри бушевала буря. Негодование сжигало бывшего мага изнутри. Неожиданно он почувствовал слабое присутствие магической силы.

«Это же… нет, не может быть, Харуно? Это она пробудила его…» — он со всей силы ударил кулаком по мраморной поверхности раковины. Боль, что тут же поразила руку, он тоже не сразу почувствовал, как и не сразу вспомнил, что прибыл в Азбу не один, а с братом. Все его мысли были сейчас прикованы к тому всплеску силы, что он, как и многие, почувствовал в ночь по прибытии в Азбу.

— Итачи, с тобой все хорошо?

— Да, — всё так же холодно ответил он и, быстро умывшись, снял щеколду с двери, что не пускала Саске к нему.

— Ты все еще думаешь о том магическом всплеске? — брюнет внимательно посмотрел в зеркало, наблюдая за реакцией своего старшего брата на свои слова.

— Да, это был призыв, в этот я уверен, кто-то использовал силу заклятия призыва и пробудил артефакт, что покоился в этой пустыне столетиями.

— Ты знаешь, что это за оружие? — Итачи тяжело вздохнул, на вопрос Саске ответить было не так просто. Он не хотел, чтобы тот забивал себе голову всякой ерундой и пустяками, но то, что реликвию вернули к жизни, назвать пустяком у него язык не поворачивался, особенно если ты сам был близко знаком с духом этого оружия.

— К сожалению, да…

— Так что это за оружие? И почему ты так обеспокоен? Я впервые вижу, чтбы ты был столь насторожен призывом.

— Это оружие носит проклятие, внутри него заключено существо… Нет, даже не так, внутри этой реликвии спит демон, что некогда погубил этот город и всех, кто жил тут, а молодой правитель этого города предал свой народ. Он заключил сделку с демоном и стал оружием, он смог обмануть всех, кто ему доверял, и даже самого демона, поглотив его как только контракт был подписан…

— Не думал, что тогдашний правитель был настолько жесток, — Саске был удивлен рассказом Итачи. — Я читал об этом городе, и во всех источниках и книгах о нем указанно, что правитель спас город от демона, пожертвовав своим сыном… Для спасения целого города.

 — Это правда, но не вся. В источниках, что ты читал, было указано имя Акасуны Икумы. И ведьмы Акасуны Чие, что была старейшиной в те далекие времена. Этот народ поклонялся двум богам, — при упоминании божеств на лице Итачи мелькнула еле заметная улыбка. Казалось, он вспомнил что-то не очень приятное, но в тоже время момент, что всплыл в его памяти, напомнил ему о то далеком времени…

— И что дальше? Итачи? — слова брата вывели брюнета из порыва ностальгии, после чего взгляд брюнета изменился на обычный, бесстрастный.

— Народ сильно страдал из-за того, что гнев верховного бога часто снисходил на землю в виде засух или проливных дождей. Они часто приносили жертву как светлому, так и темному божеству. Оба этих бога были соперниками и родными братьями… — и опять череда бессвязных картинок поплыла пеленой перед глазами юноши. Он словно смотрел на далекое прошлое… чужое пошлое…

— Ну это же дикость, боги никак не могли влиять на природные явления… Скорее всего, это была роковая случайность, — Саске был поражен той чушью, в которую верили в те далекие времена.

— Да, это знаем мы сейчас, но тогда все считали, что это дело рук богов… Верховный бог и его два сына: Аматерасу, что был небесным светилом, которое дарило свет и тепло, и Цукуеми, темным божеством, что правил лишь в тени и считался для народа вестником ночи. Его боялись и почитали. К нему обращались те, кого обидели, кто не был отмщен, он правил тьмой и мог призывать низших демонов к себе в помощь. Два брата, что так и не смогли прийти к согласию и погубили город Азба. Между ними началась война, что в источнике о истоках магии значится как война света и тьмы.

— Так значит, правитель этой страны принес в жертву сына, чтобы спасти всех, но у него ничего не получилось?

— Сын Икумы был одержим демоном, в него вселилось существо, что решило погубить целый город, а впоследствии погубило всю страну, — опять вздох, слетел с уст Учихи-старшего. Почему ему так сложно говорить об этом, не из-за того ли, что он знаком с Акасуной лично? — Идем. Сегодня последний день здесь, возможно, мы сможем отыскать следы того, кто призвал его, это оружие должно быть уничтожено, — при вспоминании Сасори, у Итачи пробежал холодок по спине.

«Надеюсь, мы еще не опоздали… И я смогу вернуть себе то, что мне принадлежит по праву, сила хранителя пустыни… На этот раз ты будешь моей…» — подумав об этом, Итачи покинул номер и отправился вместе с Саске на поиски проклятой реликвии.



Странница

Отредактировано: 21.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться