Проклятый

Размер шрифта: - +

Глава 36

Стеклянный сосуд засветился ярким светом, как только шторку слегка отодвинули. Этот свет слепил, причем сильно, казалось это не свет души вынутой из тела. А свет самой яркой северной звезды. Шикаку аккуратно достал сосуд с полки, и передал его капитану их него отряда Митараши Анко. Брюнетка аккуратно приняла стеклянную колбу и прошла к ней на выход. По счету это была уже пятнадцатая. А шкаф был всего лишь третьим по счет, но подвал особняка главы клана Учиха уходил глубоко под землю сливаясь с длинными коридорами катакомб, некогда утерянного подземного королевства неизученной до этого расы. Стены коридоров были усеяны рисунками, (а местами попадалась мозаика), что рассказывали историю древнего никому неизвестного и давно истребленного народа.
В этих коридорах стояло почти тысячи шкафов подобно этому, напичканных склянками с душами.

— Как это ужасно пробормотал про себя Гай, рассматривая дальний конец очередного коридора, что терялся где-то во тьме, что раскинулась вокруг, она была и впереди и по бокам, лишь позади учителя толстобровика, ее не было. Анко не стала произносить и слова наблюдая за людьми из ее отряда, что бережно вместе с Какаши, поднимали склянки на поверхность. Ритуал освобождения каждой из душ должен был пройти сегодня же, но они ни как не ожидали обнаружить под особняком целый склад склянок и поиск души Учихи итачи это сильно затрудняло, тем более после приказа Цунаде к Мадаре никого не подпускали, а когда к нему пришла сама Шизуне (священное оружие самого ректора) и подвергал старика пыткам, Учиха лишь смеялся харкаясь кровью, словно во все не испытывал боли, а лишь удовлетворение, от происходящего. Мибуки так же пришлось посетить старика, но даже его столь жестокие методы не привели ни к чему хорошему. Мадара не говорил, в какой именно из склянок душа его племянника, а поиски затягивались, и бесценное время утекало сквозь пальцы.

— Не думал что мы найдем здесь нечто подобное — Митараши устало присела на последнюю ступеньку возле земляного пола и достала с пачки последнюю сигарету. Какаши стоял рядом, протянул ей зажигалку, чиркнув пару раз пальчиком по колесику. Тьму у самого спускав подвал, осветили искры, а затем тусклый огонек, извлекаемый из зажигалки.

— Он псих, мне кажется, ему уже все равно, что будет с ним или с его племянником

— Тогда зачем он сдался? — Гай подошел следом за Какаши

— Потому что понимал, что следующим будет именно он, когда Цукуеми получит желаемое, он избавиться от него как от ненужного мусора или свидетеля, что видел и знал слишком многое. Тем самым Мадара обеспечил себе отсрочку, он уверен, что Цукуеми прихлопнет нас там в другом измерении, а уже потом придет за ним, и это время то, что он выменял у нас за информацию и арест, о зачем-то ему нужно, вот только зачем? — очередная затяжка, дым вышел через ноздри брюнетки, а в следующий миг тьму очередного коридора прорезал душераздирающий крик.

***

Они так и не смогли дойти до развали Азбы видневшихся вдали. Буря застала их где-то на середине спуска с последней Дюны, высота которой превышала три метра.

— Откуда она взялась черт подери! — Саске выругался, пытаясь закрыть воротом куртки нос и рот. Дышать в поднятом бурей песке при таком ветре было крайне тяжело, что уж говорить, про дорогу. Они не видели даже друг друга на расстоянии вытянутой руки.

— Акасуна, Сай! — он пытался звать их, но его голос и слова терялись в невыносимом вое ветра. Пытаться ориентироваться по зрению, было почти невозможно. Глаза щипало, они слезились от ветра и песка что безжалостно раздражал слизистую оболочку белков. Даже шаринган был бессилен и бесполезен при таком раскладе.

- Черт! — Саске повторил попытку докричаться хоть до кого-нибудь, но все было напрасно, почти тоже самое пытался сделать Акасуна, в от только в отличие от Учихи мальчишка было обучен всему, что нужно делать, если попадешь в пустыне в подобную бурю и тем более он был оружием, а не человеком.
Он почувствовал магический заряд силы еще до того момента-ка они попали под его действие и Сасори был уверен, что песчаная буря дело рук темного божества или его приспешников.

«Он хочет нас разлучить отделить меня от них, или же…»— мысль о том, что Цукуеми нужен не только он, а еще кто-то из их маленького отряда он отметал полностью. Больше всего проклятый боялся за Харуно, его мучили подозрения, что помимо него самого девчонка — недоучка нужна божеству не меньше чем он сам. Но почему? Чем Сакура ему так приглянулась?

— Сакура- он пытался докричаться до нее, пытался почувствовать ее присутствие силой, той связью что существовала между ними. Но как они думал любые попытки соединиться или отыскать в этом песчаном аду девушку пресекались мощной магической ловушкой. И Сасори был уверен, что все это затеяно с целью их разлучить.

— Сакура! — он надрывал голосовые связки в попытке перекричать рев бури, но все было бесполезно.

«Барьер, этот ублюдок поставил магический заслон и как же мне быть? Что делать?»

«Ты придешь ко мне, я знаю, что если девчонка будет в моих руках, ты придешь ко мне, я уж слишком хорошо тебя знаю, принц королевства что погибло по дурости твоего отца. Если хочешь увидеть Харуно живой приходи ко мне один принц Акасуна, приходи один принц города Азба» — голос звучалв голове, так четко, словно говоривший стоял за спиной Сасори, но сколько бы тот не оборачивался рядом никого не оказывалось. Даи спутать этот мягкий баритон было невозможно ин с кем. Итаич. Это был он все это время он водил их занос, а возможно Учиха — старший уже давно мертв? Но размышлять о подобном Акасуне было некогда. Он пытался выторговать свободу для Сакуры.

«Отпусти ее, тебе нужен я, я пойду с тобой, только отпусти ее, забери меня, я уже давно понял, что не сбегу от судьбы, ведь от этого сбежать невозможно, то что написано в книге жизни сбудется, иди и забери то, что принадлежало вам по праву, мою, кровь мою душу мое тело и ту силу что наделяет ее»

«Нет, мой милый принц в этот раз все будет по моему, приходи ко мне один отделайся от компании и возможно я не трону твою драгоценную Сакуру» — голос исчез, за следом за ним через пару минут утихла и буря. Весь песок поднялся вверх и вместе с ветром стал уноситься, прочь преобразовавшись в смерч, внутри нее что-то вращалось, и Сасори был уверен что там Сакура, он бросился следом, позабыв обо всем, о Ино с Саем и даже о вечно бурчащем Саске. Он бежал, забыв об отдыхе и сне, бежал день и ночь, стараясь не терять из виду смерч, что уносил Харуно все дальше прочь. Но к четвертому дню преследования у него иссякли силы, и он просто упал на песок. Сил подняться у него не было.



Странница

Отредактировано: 21.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться