Проклятый дух справедливости!

Размер шрифта: - +

Глава 11. Ложь бывает сладкой, неведение разъедает кислотой, ну а правда отдает горечью…

Глава 11. Ложь бывает сладкой, неведение разъедает кислотой, ну а правда отдает горечью…

 

Траст словно ожидавший именно такой реакции, кривовато усмехнулся и медленно прикрыл глазюки, эдаким замысловатым образом пытаясь сказать – поубавь градус удивления. И ещё плотней ко мне прижался (хотя, куда уж больше?), чем вызвал отчаянную бурю дилеммы в моей душе! Ведь и не дышать я не умею, но и дышать… В такой-то близости, когда грудь вздымаясь нечаянно соприкасается с… Решено. Лучше задохнуться! Тем более что любвеобильный кот, будто прочтя мучавшие меня метания, сфокусировал взор своих беспутных глаз аккурат на упомянутых формах, кои не желали такого внимания! Вот просто совершенно!

Но с другой стороны, я не могла не признать, что сместился Лесли с умыслом, далеким от более тесного знакомства со мной. Нет, кошак давал возможность высунуть свою невезучую головушку из-за его левого плеча и воочию рассмотреть то, что сейчас происходило в покоях Соросса.

Почему именно в покоях?

Ну просто, широкая, давящая своим размером и формой постель, застеленная черным при черным покрывалом, и украшенная не менее «радостным» балдахином, создавали ощущения единого тёмного провала в Бездну! Я бы в такой мрачной обстановке точно глаз не сомкнула!

Рядом с сим предметом мебели располагались пара кресел, с массивными подлокотниками, высокой спинкой, и низкой посадкой сидушки, столик и прилегающий к нему бар. Естественно, два лорда обретались к нему поближе. С одинаково самодовольными, употребляющими янтарного цвета алкоголь лицами!

Это не вязалось в общую картину. Всё-таки Мот по прибытию сюда выглядел решительно и враждебно, а сейчас…

Адово бренди сближает?

- Ну и спектакль ты затеял, - одобряюще весело заключил лорд Гронт, отсалютовав Ширагону фужером. – Фарс нужно признать фееричный. Что леди Фросс отказалась сразу разглядеть все достоинства твоего интереса? Скудным умишкой не осознала счастья?

- Что-то вроде того, - жестко усмехнувшись, вымолвил Мотэс, не подозревая, что находится в шаге от гибели! Замедленной, холодной, вымеряющей свой каждый шаг, но от этого не менее необратимой!

Я стояла, крепко удерживаемая оборотнем и во все глаза, которые медленно сужались, не выдержав картину целиком, разглядывала белобрысого лицемера, не в силах поверить в такую подлость!

Теперь многое становилось понятным… И нелепость обвинений, и то, как ректор вяло придумывал свои доводы, и каким образом Ширагон подобно доблестному защитнику невинно обвиненной девы, оказался в нужном месте в нужный час!

И главное, я ведь почти уверилась, что эта правда!

А ещё теперь стало ясно, почему лорд-директор так фривольно и властно держался с имперскими стражами. Это ведь фарс! Не настоящие, фантомное! Думаю, меня ОЧЕНЬ достоверно сопровождали просто-напросто иллюзии! Ибо у темнейшего кишка тонка на деле вести себя подобным образом с реальными гончими!

От обиды на миг крепко-накрепко зажмурилась, и вцепилась пальцами в плечи дымчатого разоблачителя. Подозреваю, что этакие вольности не пришлись им по вкусу, но хозяин мужественно вынес проявление моих растоптанных в который раз ожиданий.

Никому нельзя верить. Никому.

- И что, думаешь, теперь девочка всё осознает? И кинется к твоим ногам? – продолжая сально ухмыляться, выдал Соросс.

- В моих ногах ей делать нечего, - лениво заметил Мот, и договорил, заставляя моё сердце оборваться и ухнуть в какое-то мерзкое болото отвращения к этому парню: - Я вижу ее, скорее на коленях… Старательно искупающей свою вину, весьма приятным способом.

- Стратег, - хохотнул, оценив пошлость ректор.

А у меня сдали нервы! Ярость залила глаза, словно пламя поле, и оные от её переизбытка даже запекли. Все доводы разума, что высовываться не стоит, ведь так я и Траста подставлю, и сама не известно на что решусь, не подействовали. Осталось лишь одно желание. Вернее не так – необходимость! Подойти и расцарапать самодовольную морду негодяя! Вцепиться в неё со всей злостью, нанося удары хлесткие и ощутимые, дабы он почувствовал хоть в половину той боли, которая сейчас внутри корежит меня!

Руки самостоятельно уперлись в преграду Трастовых плечей, и попытались сдвинуть их куда подальше. А осознав, что не выходит, я по-прежнему бездумно, сама навалилась на магиана, забившись в его объятьях, лишенных даже подоплеки на чувственность.

Но, туманный пройдоха не был собой, если бы позволил мне раскрыть его причастность. Однако и арсенал мер успокоительных у него, к сожалению, в сложившейся ситуации, оказался весьма невелик. Ибо, не нарушая тишины, довольно сложно успокоить девицу, вырывающуюся из всех своих хоть и смешных, но сил.

Посему вероломный оборотень пошел на меру крайнюю, и до невозможности коварную!

Находясь и без того слишком близко, Лесли резко склонился над мой шеей, коснулся губами кожи, набрал побольше воздуха в рот, и тихо выдохнул, обдавая жарким порывом воздуха, и без того разгоряченное сопротивлением тело. Стоит ли говорить, что вырываться я перестала? И позабыла про белобрысого подонка, который за ректорским похабненьким хохотом, не услышал сего безобразия?!

О! Теперь всё мое женское негодование сконцентрировалось исключительно на бессовестно-наглых зеленых глазах, без лишних мук совести вглядывающихся в мои! Он ещё и укоризны посмел добавить!

И это притом… притом… что фактически только что меня поцеловал! Знаю, что маневр был отвлекающим, и достался даже не губам, да и в целом походил больше на детскую шалость, но… Но! Сердце моё, запрыгавшее где-то в районе ушей, изрядно потеснив мозги, считало иначе. А кожу отчетливо продолжало согревать эфемерное присутствие его прикосновения.



Мозговая Екатерина

Отредактировано: 21.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться