Проклятый капитан. Колдовской знак

Глава 1. Гореть огнём

Пять лет спустя, восемнадцатый день осени, год 86 от Первого слова.

Эмариш, столица Ивварской Империи, западные окраины города.

 

Жестокие слова Эрика ещё звучали громом. Она — убийца! Как такое могло случиться?

Джейна сидела, поджав к себе колени. Сквозь рваные дыры на штанах виднелись свежие синяки и ссадины. На полу под слоем сажи валялись горелые доски и обломки мебели, а от висевшей в воздухе пыли закладывало нос. Зато этот ветхий дом хоть на время укрыл их от преследования. Эрик сидел рядом, но это не успокаивало, тело будто сковало неподвижностью.

Они теперь остались одни, в чужом городе, чужой стране. Враги и преступники для всех.

Паника после погони проходила, оставляя жуткое чувство, будто Джейна оступилась, скатилась и увязла в болоте. Пульсировала в висках тяжёлая мысль, которая от повторения становилась всё невыносимей. Она. Убила. Человека. Этими руками. Ощущение, как кинжал режет плотную ткань мундира и вонзается в тело солдата, теперь не забыть никогда. И молящие о пощаде глаза ивварца, когда Эрик решил его прикончить.

Зажмурив с силой глаза, Джейна замотала головой. Как она изменилась после побега из деревни, какой наивной, глупой она была, когда сунулась на корабль, чтобы дойти до Иввара, чтобы отыскать следы матери. Вспомнился жуткий шторм, крушение, остров и её бег от матросов. Кровавый мятеж на борту и смерти, десятки смертей… Странные видения, которые вызывала книга капитана. А теперь осознание, что она — маг. И беглая преступница.

Но перед глазами появилась другая картина: сам капитан, Алекс, мрачный, решительный, смертельный, разметавший в бурю весь судебный зал. Они убьют его за магию, а ведь он… От тоски и боли за него резко сжалось сердце.

Эрик поднялся и бесшумно подошёл к заколоченному окну, вгляделся через узкую щель между досками.

Джейна проводила его взглядом. Мысли обо всем случившемся после суда полезли в голову. Что с ней на самом деле хотели сделать? И почему они перестали стрелять тогда, на крыше? Ведь Эрика хотели казнить как опасного мага! Значит, им зачем-то нужна она? И живой.

И зачем-то она нужна была Эрику, раз тот так старался забрать её с собой.

Джейне захотелось вдруг отползти к самой стене.

— Ты потащил меня с собой только затем, чтобы тебя не убили сразу? Я для тебя как живой щит? — голос против воли дрогнул.

— Эй-эй, потише. Я не настолько кровожаден. — Эрик оглянулся и скривился. На его лице, на руках и на одежде виднелись тёмные пятна крови, матросская рубаха изодралась в лохмотья, обнажив смуглую кожу. На скуле наливался фингал, который цветом мог поспорить с чернотой глаз. — И кстати, выбор ты сделала сама. Это ты решила бежать. Могла запросто остаться и сделаться одной из них.

Одной из Служителей! Если бы она по-прежнему верила, как когда-то её отец, она была бы счастлива такой участи. И раньше думала, что так всё и случится: она будет нести людям веру в Покровителя, свет, защиту и тепло. Станет тем щитом от колдовства, что изображен на всех храмах. Но не теперь.

Джейна опустила голову и глухо заговорила:

— Теперь — никогда. Они все лгут… они лгали мне с детства. Говорили, что магия присуща только злым, что она порождение Тёмного, но я ведь не… да и откуда было знать… — слова путались. — И теперь кто я? Что я, что умею? Зачем мне это, я совсем не хотела становиться такой, как ты… — Джейна осеклась и подняла голову, поняв, что теперь точно ляпнула лишнее.

Эрик резко повернулся к ней и заставил вздрогнуть.

— Отлично. Давай откровенно. — Он прищурился, присел на корточки и посмотрел на неё в упор. — Я такой, каким родился, и таким себя принимаю. Мир не оставил выбора, а я хочу жить. Можешь считать меня зверем. Только не забывай, что я существо разумное, и можно договориться. Тем более, ты теперь со мной заодно, — подмигнул он.

Обхватив руками колени, Джейна некоторое время молча изучала его лицо. Такое, казалось, знакомое, красивое, но такое временами чужое и опасное. С кем на самом деле она связалась?..

Эрик усмехнулся, а потом размял шею и растянулся на полу, подложив под голову снятую куртку.

— Лучше отдыхай, пока всё тихо. Силы ещё пригодятся, а пока — надо думать.

Полоска света, который пробивался снаружи, всё больше тускнела. Похолодало.

После разговора с Эриком что-то будто щёлкнуло, встало на свои места. «Я такой, как есть, и таким себя принимаю». Может, и ей надо это понять? В молчании и тишине прошёл, наверное, час. Или два. Джейна долго прислушивалась к шорохам и ровному дыханию Эрика, но, в конце концов, тоже улеглась на жёсткий пол и закрыла глаза. Пора и правда отдохнуть. Тогда, может быть, она сможет во всем разобраться. Ну, хотя бы в чём-нибудь...

Но проспала она недолго: было ещё темно, когда что-то заставило проснуться. Задремать больше не вышло, а вдобавок накатило опустошение и равнодушие, казалось, оно прижало тяжестью к полу и не даёт даже шевельнуться. На улице в отдалении что-то шумело, даже громыхало, но к ним не приближалось, а Джейна даже не вздрогнула от тревоги. Разбудило на самом деле странное чувство тишины… в голове. Мысли улеглись. Страшный порог она перешагнула, оказалась на пару с Эриком, разделила с ним вину за все преступления.

Ну и пусть.

Пусть! Пора перестать думать об этом и найти, как отсюда выбираться. Не хочется снова натыкаться на патрули. Сражаться. Снова убивать.

Джейна приподнялась с неудобного пола и с трудом потянулась. Выкинуть все мысли из головы. Мышцы отозвались ломотой и тупой болью. Эрик прав, нечего разводить сопли, если не хочется, чтобы жертвы и усилия оказались впустую. Должен быть какой-то смысл жить дальше, когда прежняя жизнь и вся вера рухнула. Надо что-то делать. Ради чего-то бороться...



Евгения Александрова

Отредактировано: 16.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться