Проклятый капитан. Колдовской знак

Размер шрифта: - +

Глава 16. Право на жизнь

В гостиной висела тишина, только изредка нарушаемая бормотанием брата Алекса. Сошёл с ума, а с виду и не скажешь… Джейне захотелось распахнуть окна, чтобы впустить шум ветра и развеять эту тяжесть. Бормотание вскоре стихло, и тишина вволю развернулась и душно расползлась по комнате. Душно и пыльно. Только стучит на улице ветка, царапая окно.

День ещё был в самом разгаре, хотя казалось, с утра уже столько произошло. А время всё не идёт. Остановилось и выжидает, что они придумают на этот раз. Будто удивляется, что они ещё живы, и отмеряет им последние часы.

Джейна сперва не решалась пойти за Алексом на улицу, но и угрюмое молчание Эрика долго выносить не смогла и наконец выбралась во двор. Ей тоже хотелось бессильно злиться на весь мир. И Алекс разозлился, но его можно было понять. Он действительно пытался что-то сделать!.. Но всё впустую.

Облака громоздко проползали по небу, то пряча, то снова открывая тусклое солнце. Со стороны моря, казалось, даже сюда долетает солёная влага и прохлада. Свежий воздух разогнал сонную хмарь и тоску, заставил вдохнуть полной грудью, даже нога почти перестала болеть. Джейна оглянулась и увидела Алекса у стены дома.

Закатав рукава рубахи, он с топором в руках примеривался к большому полену. Удар — и то треснуло ровно посередине. Алекс расколол его до конца и взялся за второе. Он целиком сосредоточился на деле и будто выкинул из головы последние обидные слова Эрика. Короткий замах, удар — Алексу явно было не в новинку работать руками. Джейна на миг залюбовалась точностью размашистых движений, тому, как неясное солнце пробегает по коже, а под рубахой ходят напряжённые мышцы спины.

Джейна медленно подошла ближе, опёрлась рукой о ствол ясеня и позвала:

— Алекс. — Он только взглянул на неё искоса, убрав плечом упавшие на лоб пряди. — Надо уходить?

— Надо. Только понять сначала, куда.

— Что, если найти этого друга, расспросить его про орден? Наверное, дарханы есть ещё где-то в городе?

— Едва ли. — Он отрицательно покачал головой, примерился и снова ударил. В этот раз не так точно, и топор под углом врезался в обрубок дерева. — Похоже, он и правда старый знакомый. А дарханов может и не быть — очень уж Серые разошлись в последнее время. — Алекс выпрямился, упёрся ногой в полено и вытащил топор. — Видела, сколько храмов? Здесь слишком опасно. Может, Сеймон просто бредит старыми воспоминаниями. Мечтает о том, что не сбылось. Странно только, что его не убрали… Впрочем, может... он сошёл с ума уже позже.

Его лоб прорезала глубокая морщина, брови сошлись на переносице. Говорить об этом Алексу было явно тяжело, будто что-то надломилось внутри, но Джейна ещё не понимала, что именно.

— Ты тоже мог стать одним из них?

Алекс невесело улыбнулся и снова вернулся к дровам.

— Сеймон пророчил мне судьбу дорре — наставника, чего сам добиться не смог. Только я вовремя ушёл в море, и там они не смогли меня достать. Свобода мне была дороже. И тайны дарханов были не нужны. Закрытое общество… когда-то они посчитали себя элитой. Отмеченными богами. И когда большинство поверили в это — началась война.

Вот оно что. Джейна откинула голову назад, разглядывая его нахмуренный сосредоточенный профиль, пальцы, стискивающие рукоять топора. Алекс договорил, снова ударив по полену:

— Только Сеймон всё равно сдал меня своим, и за мной следили. Один из них.

— Верховный Служитель… они хотели тебя убить из-за этого?

— Нет, — Алекс усмехнулся. — Меня не хотели убивать. Я был нужен на этой войне. Меня не просто так ждали во дворце, императрица и Верховный Служитель.

— Но эта императрица… она…

Алекс перевёл на неё взгляд и посмотрел, приподняв брови, серьёзно и будто выжидающе, но говорить о той гордой и красивой всаднице в Меригосте стало трудно. Она узнала Алекса, это точно. Но почему-то отпустила?.. Джейна видела её образ так ясно, будто она и сейчас была перед ней. Прекрасная, статная, с таким властным и мелодичным голосом, шёлковыми светлыми волосами, утончённым лицом — настоящая благородная кирия. В такую можно влюбиться.

— Не надо о ней, — приглушённо сказал Алекс.

Тоскливо стыло внутри — Джейна только крепче вцепилась в ствол, отведя глаза. Почему он так смотрел? До сих пор страдает… из-за Талиры? Джейна закусила губу, пытаясь не чувствовать, не признаваться самой себе, как её тянет к нему. И как ранит каждый такой непроницаемый взгляд. Дурочка. О чём только думает?

 

Пожухлые цветы рядом со входом начали вдруг покачиваться, только как-то странно, будто против ветра. Джейна растерянно оглянулась по сторонам. Бледно-зелёные листья дрогнули, а потом снова замерли. Теперь и Алекс обратил на них внимание, с размаху вонзил топор в чурбан, и, не сговариваясь, они с Джейной вместе вернулись в дом.

Эрик, раскинувшись в кресле, задумчиво наблюдал за руками. На миг он окаменел, взгляд замер, будто он был уже не здесь, а где-то далеко. Джейна присела рядом с ним и попробовала растолкать, но он не реагировал. Алекс быстро подошёл и пощёлкал пальцами у Эрика перед носом, но тот даже не вздрогнул.

Наконец Эрик с напряжением моргнул и посмотрел на них.

— Не делай так, — прошипел Алекс. — Ты же знаешь, что нас могут засечь.

— Ты думаешь, я нарочно? — сверкнул глазами Эрик. — Я бы и сам не хотел...

— Попытайся себя контролировать.

— Что толку? — Эрик продолжал равнодушно валяться, раскинув руки в стороны. — Я всё равно сдохну меньше, чем через неделю.

— Я пытаюсь что-то придумать! Или ты и нас хочешь за собой утащить? Помирать — так всем?



Евгения Александрова

Отредактировано: 16.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться