Проклятый капитан. Колдовской знак

Размер шрифта: - +

Эпилог

Неделю спустя.

Где-то в Илакийском море, по пути к острову Шинтар.

 

Прошлым вечером солнце село мимо облаков точнёхонько в воду — день обещал быть отличным, хоть и не слишком ветреным. Алекс потянулся, расправив плечи, и снова задумался о письме от капитана Расса, которое Мейк умудрился перехватить ещё по пути на Авхельм.

Спасать на Итене больше было некого. Отец умер месяц назад, по словам капитана, скончался в своей постели от затяжной болезни…

 Алексу вдруг вспомнилось раннее детство, такое же раннее утро, блики на воде и как отец, простой и добродушный, взял их с Сеймоном на рыбалку. Брат был старше на десять лет, и отец первый раз доверил ему управлять лодкой. Но Сеймон не любил море, зато Алекса уже тогда было оттуда не вытащить...

К счастью, хотя бы матушку удалось до начала войны переправить в безопасную пока столицу. Расс лично проследил, чтобы её поселили в доме подальше от глаз короля, чтобы лишний раз не напоминать об изменнике родины и сбежавшем колдуне. И всё же Алекс сделал, что мог, и теперь нет пути обратно — отныне он вне закона в обеих странах, точно пират, без честного имени и без родной гавани.

Кто бы подумал, как оно всё повернулось. Алекс сощурился оранжевому зареву рассвета на востоке, позолотившему тёмное ещё с ночи море, и обернулся на звук шагов Мейкдона.

— Снова не спал полночи? — нахмурился тот.

— Только встал, — приврал Алекс. — Надо следить, чтобы не попасться на глаза ивварцам. Нам ещё повезло за эти дни не встретить никого, кто навлёк бы проблем.

Он качнул головой, бросив взгляд на энарийские флаги на флагштоках. Если даже не ивварцев встретят, а «своих» — тоже не к добру. Хорошо хоть избавились от ивварцев с той шхуны, высадив их под прикрытием сумерек на небольшом острове. Спасённые жизни в обмен на молчание — сделка устроила всех.

— Ну что, старина, каково быть вне закона? — повернулся Алекс к другу.

— Сойдёт. Бывали и пострашнее времена. Мы, считай, и без того живые мертвецы, если бы не ты — потопли б в тот шторм и поминай, как звали.

— И теперь скитаться со мной, как в легенде про корабль-призрак?

— Те, кто остались на борту, кажись, достаточно отчаянны для такого. И пойдут за тобой, куда прикажешь. А остальных отпусим на берегу. Правда, есть кое-что... — Мейк как-то странно наморщил лоб.

— Что?

— Слыхал тут разговор один, мол, парни ещё хотят задобрить морских духов... те могут быть сердиты, ну, ежели ты понимаешь, о чём я.

— М-м?

— Женщина на борту, как говорится, к беде... Знаешь же, говорят, душа корабля ревнива и нужен обряд примирить их. Джейну надо посвятить в наше вольное морское братство, что б по всем обычаям, а то не дело... Я, стало быть, как старший, тоже несу за это ответственность. И, по-честному, Алекс, она заслужила...

— Ах вот оно что... — Алекс расхохотался. — Ну, с этой бедой мы как-нибудь справимся. Или это не парни говорят, а ты сам переживаешь, а?

— Думай, что хочешь, а сегодня как раз отличный день, — он сложил руки на груди и усмехнулся.

Посвятить Джейну в морское братство? Алекс взглянул на матросов на палубе и задумчиво осмотрелся. В такое тихое и спокойное утро работы было немного, парни из третьей вахты развалились на баке и потихоньку напевали шанти. Они хотят зрелищ и доброго капитана, так почему бы и не дать им это? Они тоже заслужили, добровольно отправившись с ним в рейд без конца, цели и средств, да ещё зная, кто Алекс такой на самом деле. Если они дойдут до Шинтара целыми и невредимыми, надо отпустить там парней на волю, наверняка желающие найдутся.

Ладно! Алекс хлопнул ладонями по борту: шальное веселье охватило и его самого.

— Сагиш! — крикнул он старшему матросу, отныне выполняющему роль боцмана, и спустился на палубу.

— Капитан, — сверкнул улыбкой верный ивварец, лихо подлетев к мостику.

— Узнай, сколько у нас осталось рома и пресной воды, хватит ли на всех. И всех на палубу через пару склянок.

— Так точно, капитан, — Сагиш не скрыл широченную улыбку, отсалютовал и исчез на нижней палубе.

 

Алекс вернулся в свою каюту. Лучи солнца уже вовсю скользили по деревянным перекрытиям, добираясь до кровати у дальней переборки. Алекс тихо подошёл, любуясь спящей Джейной, прижавшей к щеке тонкое одеяло. Золотистые на свету волосы разметались по подушке, тени очертили скулы, узкий подбородок, нежную шею и впадинку между ключиц. Трогательная, сильная, такая притягательная... едва не утонувшая ради него. Точно почувствовав его дыхание, Джейна потянулась и распахнула глаза. Тёмные ресницы вздрогнули, чуть припухшие от сна губы смущённо улыбнулись, когда она приподнялась и подтянула к себе одеяло.

Алекс присел рядом на корточки и заглянул ей в лицо. А потом предельно серьёзно заявил:

— Чтобы остаться среди нас, ты должна пройти обряд и стать настоящей морской девой или... им придётся тебя убить.

— Что?!

— Таковы обычаи, — Алекс пожал плечами, сдерживая изо всех сил улыбку. — Я не шучу.

Джейна испытывающе изучала его выражение лица, поджав губы, а потом так же серьёзно ответила:

— Хоть русалкой назови.

Какая же она... Алекс тихо засмеялся и покачал головой. Привстал и шепнул:

— Через час.

Вскоре вся команда по авралу собралась на верхней палубе. Ветер едва заметно раздувал паруса, «Ясный» совсем тихо, почти невесомо шёл по гладкой воде, зато матросы вовсю гомонили, радостно постукивая по рангоуту, кто-то бил в самодельный барабан, кто-то притащил губную гармошку. Сидели на реях, на бочках и на борту, ожидая обряд. Алекс зашёл в свою каюту и удивлённо замер.



Евгения Александрова

Отредактировано: 16.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться