Проклятый - обретя потерять

Размер шрифта: - +

6

 

  Так я и просидела до вечера у землянки, а проснулась только когда баба Гата, тронула меня за плечо, сказав войти в дом. Все эти дни, ближе к вечеру, я, обычно, уже чувствовала себя более-менее человеком, но не сегодня. С трудом дойдя до стола, только и смогла, что тяжело опуститься на табурет, чтобы съесть то, что мне наложили в тарелку. Хотя, признаться честно, есть мне не хотелось. Вместо ужина, я бы с удовольствием просто завалилась на кровать, чтобы спать дальше. Но надо так надо. Обреченно вздохнув и подперев голову рукой, я стала лениво возить ложкой по тарелке. Ела только, чтобы не обидеть знахарку. Все же она старалась. Приютившая меня старушка, вообще, сама по себе замечательная. И вроде как я ей чужой человек, а она обо мне заботится как о родной внучке и, как обычно бабушки, все сетует, что я такая худенькая, сколько бы она мне не накладывала.
Незнакомого воина знахарка переместила на мою лежанку. Мне же пришлось ютиться на сдвинутых сундуках. Ну ничего, буду надеяться, он вскоре выздоровеет и уйдет, тогда я опять смогу спать по-человечески, а не скрутившись в три погибели . Правда, сегодня меня не волновало, ни то что ноги в длину не помещаются, ни то что подстилка совсем тонкая, ни то что подушкой служит моя же рука.

  Проснулась я когда начало только светать. С удовольствием потянувшись, поняла, что слабость почти прошла, а раз так, то пора приниматься за свои обычные обязанности.

   Разобрав импровизированную кровать и разложив все вещи по сундукам, я быстро оделась и только после этого подошла к раненому, чтобы оценить его состояние. Лицо незнакомца, после всего случившегося, заострилось, под глазами появились темные круги, а щеки впали. Но это ничего, дело поправимое, главное, что цвет кожи перестал быть мертвенно-бледным, а узкие губы, плотно сжатые даже во сне, уже не синюшного цвета. Самые тяжелые моменты он пережил, а мясо на костях уж как-нибудь назад наест. Ему не привыкать. Кстати, насчет последнего, мужика-то когда он проснется, надо будет покормить и при этом не один раз и не один день. А это значит, еды нам надо больше. Значительно больше. Уверена, ест он больше, чем мы со знахаркой, вместе взятые. Значит, придется увеличить количество силков, а еще можно сходить рыбы наловить.

  Положив руку на лоб незнакомца, я поняла, что температура у него нормальная, дыхание равномерное и чистое, значит, особо волноваться больше не о чем и можно приниматься за работу. Пусть баба Гата сегодня отдохнет.

  Первым делом я выпустила кур, после чего подоила козу и отправила ее пастись под присмотром Черныша. Только после этого я позволила себе небольшой перекус остатками вчерашнего рагу и, прихватив небольшой кусок хлеба и флягу с водой, ушла проверять вчерашние силки и ставить новые.

  По причине того, что у нас появился дополнительный едок, пришлось увеличить ареал для охоты, из-за чего вернулась я, когда время уже перевалило за полдень. Отдав знахарке куропатку и зайца, тут же отметила строго поджатые губы старушки и недовольный взгляд, который она бросала в сторону раненого. Посмотрев туда же, я увидела, что мужчина уже не спит, а с безразличным выражением лица смотрит в окно на улицу. Проследив за его взглядом, также выглянула наружу, но ничего необычного или интересного там не нашла. Ну и ладно. Пожав плечами, я повернулась к знахарке.

- Я там кролика и птицу принесла. Надеюсь, нам на день хватит. На будущее, расставила силки до березовой опушки. Этим вечером, думаю, смысла их проверять еще нет, пойду завтра, во второй половине дня. А сегодня на рыбалку схожу. Сейчас же у нас есть что перекусить?

- Да, вот держи. Но перед этим, отвар выпей. Ты еще недостаточно восстановилась. И этого покорми. А то, видишь ли, мы недоверчивые и гордые.

  Зло плюнув на пол, старушка вышла из дома, ругаясь себе под нос, а я непонимающе уставилась на раненого. Что у них здесь уже произошло? Но спрашивать не стала. Окинув взглядом печь, первым делом заметила глиняную чашу с бульоном. Ага, это явно для воина. Рагу ему еще нельзя. Но сначала мужчине, как и мне, необходимо выпить укрепляющий отвар. Взяв кувшин и две кружки, подошла к незнакомцу и несколько наиграно, а ещё преувеличено весело, поздоровавшись.

- Привет. Меня звать Оля. Как ты себя чувствуешь?

  Медленно повернув голову, незнакомец посмотрел на меня, сощурив глаза. Он предельно тщательно и последовательно стал изучать мою особу от макушки и до носков туфель. И судя по недовольно дернувшемуся уголку губ, осмотр ему не понравился. От вида кислой физиономии нашего пациента, моя улыбка моментально растаяла. Не очень-то и надо было.

    Поставив кружки на стол, я их наполнила из одного кувшина и тут же протянула одну воину.

- Пей.

   А в ответ на меня посмотрели с подозрением.

- Сначала ты.

   Теперь понятно, что так взбесило бабу Гату. Мы столько сил на него потратили, а он тут выделывается. Я еще раз протянула ему кружку раздраженно зашипев.

- Ты что же думаешь, мы тебя с того света вытаскивали только для того, чтобы отравить, как только очнешься? Пей, а то если тебе опять плохо станет, я больше и пальцем не пошевелю ради твоего спасения.

  По-видимому, моя отповедь возымела свое действие, так как сверля меня злым взглядом, незнакомец все же потянулся к кружке, вот только сил на то, чтобы ее удержать у него не оказалось. Поняв это, он уронил руку на кровать и вновь отвернулся к окну. Моя злость тут же прошла. Тяжело злиться на того, кто беспомощнее слепого котенка.

- Я тебя поддержу, только помоги мне, а то ты уж очень тяжелый.

  Обхватив мужчину за плечи одной рукой, я приподняла его немного, после чего поднесла отвар к губам. В этот раз пациент не стал сопротивляться, а молча выпил все, что было.    Уже хоть что-то. Положив воина назад на кровать, я вернулась к столу, чтобы выпить свою порцию укрепляющего зелья, после чего принялась за рагу из кролика.



Эйвери Блесс

Отредактировано: 09.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться