Проклятый - обретя потерять

Размер шрифта: - +

11

  Как бы мне не хотелось рассмотреть большие города или хотя бы селения покрупнее, чтобы окончательно понять для себя уровень развития этого мира, сделать это не получилось. И все потому, что наш отряд обходил стороной любые населенные пункты крупнее деревеньки из одной улицы. А то и вообще, Гард предпочитал останавливаться в каких-то одиноко стоящих на трактах подворьях, расположенных на перекрестках разных дорог.

  Но даже то, что я увидела, показало мне, что эти земли далеко не самые благополучные и процветающие. Вот только я так и не поняла, что было тому виной. Высокие налоги, плохое или неумелое управление, или недостаток населения. О последнем говорило множество старых, заброшенных домов. Да что там дома, заброшены были целые деревеньки. В них или совсем не было людей или жили только одинокие старики. При этом я не смогла не отметить, что население ушло не вчера и даже не год назад, а явно значительно раньше. Не знаю сколько времени понадобится, чтобы заросли молодыми деревьями некогда распаханные поля, а от домов остались только голые скелеты, стыдливо зияющие темными провалами на месте крыш и стен, но явно не год и даже не пять лет.

  Что бы не произошло с этими землями, произошло это давно. Но несмотря на прошедшее время, люди сюда так и не вернулись. Вот и стояли постройки заброшенными одинокими развалинами. Хотелось бы мне верить, что столь печальная картина происходит только на пути нашего следования, специально выбранному, чтобы на нас не глазели зеваки.

  Кстати, насчет поездки. Всю дорогу я ехала только с Гардом на его лошади. Меня он не доверил ни одному из своих людей. И непросто не доверил, а запретил им ко мне приближаться и даже не представил ни одного из сопровождающих. Я не понимала причины этого поступка, но так как в будущем ничего общего со всеми этими людьми не собиралась иметь, то и не возмущалась. Но неприятный осадок остался. Вот только мало того, что меня не представили, так достаточно было хоть бы одному из воинов, задержать на мне взгляд дольше нескольких секунд, как мой знакомый начинал недовольно хмуриться. Это напрягало и нервировало, но так как при этом сам Гард не переходил правил приличия и не делал никаких двусмысленных намеков, я пока терпела такое странное отношение. Да и сами воины никак не реагировали на странное поведение своего начальства. Возможно, для их мира это в порядке вещей. Все же я мало что еще знаю о принятых здесь правилах поведения.

  На ночь мы всегда останавливались на каком-то постоялом дворе, въезжая в него, когда на улице было совсем темно, при этом покидали заведение мы на рассвете, постоянно куда-то спеша и торопясь. На мой вопрос, куда, мне всегда отвечали одинаково: "Домой". Знать бы еще где этот дом.

  Как бы там ни было, но для меня всегда договаривались об отдельной комнате. Ужинала и завтракала я только в ней, а не в общем зале со всеми, но не одна, а с моим бывшим подопечным. Ели мы всегда молча, так как вечером я была уставшая после долгой тряски на лошади, а утром не выспавшаяся и зевающая в кулачок. Если же мы все же и перекидывались несколькими словами с моим сотрапезником, то только по делу. Например, он мог посоветовать мне одеться потеплее, или рассказывал через сколько дней мы прибудем на место, прося еще немного потерпеть, ну или уговаривал попробовать какое-то блюдо из стоящих перед нами, расписывая его достоинства. Первые дни меня удивляло, насколько мужчина стал обходительным и внимательным. Он постоянно извинялся передо мной, что не может нанять для меня карету, так как нам необходимо как можно быстрее добраться до конечной точки назначения, а карета нас задержит и привлечет ненужное внимание. И я терпела, хотя при этом все мое тело с непривычки ужасно болело. Все же на лошадях я никогда раньше не ездила.

  В самое первое же утро, мне принесли два набора сменной одежды, состоящих из нижней рубашки без рукавов длиной до колена из тонкого материала, похожего на хлопок, верхней плотной однотонной, цветной рубашки с широкими манжетами и рукавами до кистей, закрывающей меня от шеи до пят, и уже поверх этого надевалось что-то наподобие длинного платья — кафтана, вышитого цветными узорами и со шнуровкой спереди. Последнее особенно порадовало, так как одеваться приходилось самой. Ведь ко мне не подпускали даже обслуживающий персонал постоялого двора. Видно было , что вещи не новые, но чистые и в очень хорошем состоянии. Возможно, это даже была чья-то праздничная одежда.

  Я была рада подарку, ведь кроме того, что надето на мне, другой одежды, в которую я могла бы переодеться, у меня не было. Вот только помимо благодарности, я также чувствовала неловкость. Как бы там ни было, а Гард мне чужой человек, да и не привыкла я быть должником. Берешь-то ты чужое, а отдавать надо свое и еще не известно, чем именно придется расплачиваться. Но и отказываться от сменной одежды я все же не стала.

  Помимо рубашек и платьев, мне еще принесли полусапожки из мягкой кожи и утепленный плащ. Последний оказался настолько большим, что таких как я, в него можно было троих завернуть. Вот только последнее Гарда не волновало. Для него было главным, чтобы меня никто не видел. Поэтому, как только мы подъезжали к населенному пункту, меня просили надеть капюшон и завернуться так, чтобы никто не мог разглядеть ни кто я, ни как выгляжу. Снять плащ могла только в номере, когда оставалась одна или с Гардом. Так как ничего против того, чтобы оставаться инкогнито, я не имела, то тут же выполняла эту просьбу.

  Глубокой ночью восьмого дня мы, наконец-то, въехали в какой-то городок. Правда, из-за темноты разглядеть что-либо мне не удалось. Да и дремала я уже на тот момент. Мало того, ехали мы не центральными улицами, а обходными переулками. А они, как часто бывает даже в моем мире, абсолютно не освещались.

  С непривычки меня довольно сильно утомило это путешествие и я уже мечтала, когда мы наконец-то хоть куда-то доберемся и мне дадут выспаться, а моим косточкам отдохнуть. И вот моя мечта, наконец-то, сбылась. Полусонную меня вели опять же, по темным переходам какого-то замка, придерживая под руку, чтобы не упала. Оказавшись в какой-то комнате, я кое-как дошла до кровати и не раздеваясь рухнула поверх покрывала, крепко сжимая в руках футляр со скрипкой. А теперь только спать, спать и еще раз спать, и больше никаких скачек сутками напролет.



Эйвери Блесс

Отредактировано: 09.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться