Проклятый, одинокий, дракон

Размер шрифта: - +

Глава 2

 

Королевский замок стоял на вершине горы. Не такой высокой, как гора Аркон, не такой неприступной как все Энсийские горы, но дорога действительно имела довольно крутой подъём.

Ивет, преодолевшей этот серпантин дважды, было страшно вдвойне. Она так и сидела с закрытыми глазами, когда карета, описав круг вокруг неработающего фонтана, остановилась у парадного входа.

Айна во все глаза всматривалась в фигуры встречающих, но к большому своему огорчению, принца не увидела.

— Ивет, мы уже приехали, — толкнула девушку Айна. Служанка тут же потянулась к двери, но девушка хлопнула её по руке и прошипела: — Сиди, жди, когда тебе откроют. Оставь эти провинциальные замашки.

— Миледи, — присела пожилая женщина в глубоком реверансе, когда Айна вышла. — Его Высочество не смог приехать. Неотложные дела задержали его в столице. Он будет ждать вас в главной королевской резиденции. Как только вы отдохнёте с дороги, сможете продолжить свой путь.

— Спасибо, — откланялась Айна, стараясь не подать виду, насколько расстроилась.

— Я провожу вас в ваши покои, — кивнула в ответ женщина. — Меня зовут Грэсия, и я к вашим услугам в любое время дня и ночи.

Они вошли в просторный холл. Весь в мраморе, изысканный, великолепный.

«Если загородная королевская резиденция так выглядит, что же я увижу во дворце?» — восторженно оглядывалась девушка по сторонам. И чуть рот не открыла от восторга, задрав голову на хрустальную люстру.

— Простите, — слуга пытался протиснуться мимо замерших на входе гостей и, обходя Айну, зацепил чемоданом вазон с цветами.

Девушка, не задумываясь, кинулась подхватить падающий букет. И только, когда услышала мужской смех, поняла, что сделала что-то не так. И всё же она закончила поправлять нарушенную стройность цветочной композиции, а потом только подняла глаза, чувствуя, как краска заливает щёки.

— Простите, миледи, мой друг, герцог де Риз дурно воспитан, — склонил перед ней голову, одетый в голубой камзол кавалер. — Позвольте представиться, Лотер, герцог Одилонский.

 

— Айна де Лабранш, — протянула ему руку Айна и ещё больше смутилась, почувствовав его губы на коже в разрезе перчатки.

Герцог разогнулся, откинув с лица светлые волосы. И в глубине его льдистых глаз она всё же увидела то же выражение, что и у стоящего позади него де Риза — насмешка. Тщательно замаскированная, но всё же угаданная ей на этом прекрасном своей северной холодной красотой лице.

«Герцог де Одилон, — припоминала Айна. — Семья герцога была одной из самых влиятельных после королевской. А земли Одилона были самыми обширными на этих островах. Был у них только один существенный минус — они были бесплодны и абсолютно не пригодны для земледелия. А ещё совершенно истощены как пастбища. Отец всегда возмущался, когда вместо денег за поставляемые корма получал королевские грамоты с обещаниями оплатить долги Одилона из королевской казны».

Это знание позволило Айне гордо вскинуть подбородок.

— Всё южанки так удивительно самостоятельны? — поинтересовался герцог с восторгом, и вроде без всякого подвоха.

— И все без исключения вспыльчивы и темпераментны, — не дал Айне и рта раскрыть де Риз, подходя ближе, и обращаясь к Лотеру. — Будьте осторожны, мой друг!

— Ничто так не красит женщину, как её темперамент, — улыбнулся Одилонский, скользя по Айне глазами. И этот взгляд она тоже узнала. Раздевающий, оценивающий. Но в том, как его почти прозрачные глаза изучали девушку, было кое-что, крайне неприятное. Одилон искал следы увечья — страшные шрамы от ожогов, полученные ею в детстве, о которых, кажется, всему миру было известно. Каждый мужчина, будь то поверенный короля или заезжий торговец, все без исключения, искали подтверждение уродства на её теле.

Айна невольно одёрнула рукава платья пониже — на левом запястье действительно красовался ожог, но, к счастью, для поцелуя протягивают правую руку. А безобразные шрамы покрывали, в основном, её спину. Девушка давно смирилась с ними, но это неожиданное замужество заставляло её снова страдать.

— Южанки, думаю, мало чем отличаются от северянок, — ответила Айна, сверкнув глазами на де Риза. — Темперамент у женщины либо есть, либо нет, и это не зависит от места её рождения.

— Миледи, — обратилась к ней Грэсия, махнув рукой на лестницу. — Ваша комната наверху. Я приказала растопить камин и нагреть побольше горячей воды.

Айна ещё старалась вникать в смысл её слов, когда Лотер обратился к Тьеру на гиацинтарском.

— А она хороша, — пробубнил он вполголоса и едва заметно улыбнулся. — Надеюсь, слухи о её дефектах сильно преувеличены. Люблю таких пылких, с норовом.

— Так купи себе строптивую лошадь и объезжай, — глянул де Риз на Айну, и она поспешила отвести глаза.

— Кстати, говорят, южане в своих домах ночуют вместе со скотом, — герцог де Одилон словно невзначай прикрылся надушенным платком. — И, мне кажется, от неё за версту несёт навозом.

Айна застыла в ужасе от его слов, боясь шелохнуться.

— Вы уверены, что леди вас не понимает, Лотер? — спросил де Риз всё на том же языке.

— Помилуйте, мой друг, — хмыкнул де Одилон и отвернулся, когда Айна уже собиралась убить его взглядом. — Южане не учат своих дочерей ни языкам, ни точным наукам. Они настоящие дикари.

— Пожалуй, вы правы, — усмехнулся де Риз, невозмутимо встретив ненавидящий взгляд девушки. — Боюсь, к языкам они совершенно неспособны.

«Ах так? — отвернулась Айна и сделала вид, что очень увлечена рассказом леди Грэсии о расположении комнат. — Два напыщенных индюка, смеют обсуждать меня, глядя прямо в глаза? Что ж, тогда оставайтесь в своём неведении».



Елена Лабрус

Отредактировано: 24.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться