Проклятый, одинокий, дракон

Размер шрифта: - +

Глава 3

 

После горячей ванны идти никуда не хотелось. Вытянуть усталые конечности на кровати и забыться сном в жарко натопленной комнате. Но, оказалось, на сегодня испытания Айны ещё не закончены — в парадной столовой её ждал ужин.

Да, на нем будут присутствовать оба, уже ненавистных ей, герцога. И, нет, она не может не спуститься и просто перекусить в своей комнате.

— Как это утомительно — придворный этикет, — жаловалась Айна, пока служанки жгли ей волосы завивочными щипцами.

— Это все ваши платья, миледи? — скептически шуршала Грэсия лёгкими тканями. Смотрительница замка оказалась не простой экономкой, а графиней де Монд, старой девой и наследницей давно разорившегося древнего рода. Она безукоризненно следовала правилам и давала советы, цены которым Айна пока не понимала.

— Эти ткани слишком холодные, миледи. Вы рискуете простыть и заболеть в дороге. Вам срочно нужны новые наряды.

— Но завтра с утра я собираюсь отправиться в путь, — перечила Айна. — У меня нет времени ждать портного.

— Его Высочество никуда не денется, миледи. Но если вы подхватите воспаление лёгких и сляжете в лихорадке, возможно, перед принцем встанет проблема начать подыскивать себе новую жену, — откинула строгая графиня в сторону все её наряды, кроме одного. — К тому же погода портится. А путь до столицы, действительно, неблизкий.

— Неблизкий? — удивилась девушка. — День или два дороги вы считаете далеко? Я посмотрела по карте. От моего дома до западной границы владений расстояние в три дня пути, а здесь и того меньше.

— По прямой, может быть, — приподняла тонкие брови строгая женщина. — Но вы забываете про горы, которые лежат на пути, и реку, мост через которую построен только на территории графства Лешер. Только до Лешера неделя пути.

— Неделя? — удивлённое выражение так и не сходило с лица Айны.

— А если выпадет снег, то перевал станет недоступным, и ещё неделю придётся потратить на то, чтобы объехать горы, — продолжала нагнетать графиня и прогнала закончивших свою работу служанок взмахом руки.

— Снег?!

— Да, ранней весной в наших широтах это обычное явление. Так что, с завтрашним выездом вы явно погорячились. А в этом наряде, — подошла к ней женщина со спины, и в зеркале над головой Айны отразился ей гордый орлиный профиль и высокая причёска из седых волос. — В этом наряде вы замёрзнете даже в столовой. Переодевайтесь в бордовое, а я отправлю посыльного к портному. Вам помочь?

Графиня протянула руку к шнуровке корсета.

— Нет, нет, — поспешно вскочила Айна. — Этим займётся Ивет.

— Как скажете, — откланялась женщина. — И не задерживайтесь сильно, ваши гости и так уже изголодались. А нет ничего хуже голодных мужчин.

— Леди Грэсия, — остановила её Айна. — Скажите, что имел в виду де Риз, упоминая при Одилоне собак. Мне показалось, Лотеру это сильно не понравилось.

— О, это из-за его худобы, миледи, — обернулась графиня в дверях. — За глаза его зовут Костяной. Ну, а где кости, там собаки.

Она едва заметно улыбнулась, но не позволила себе большего.

— Что ж, пусть тогда эти кости подождут, пока я избавлюсь от запаха навоза, — злорадствовала Айна, пока Ивет затягивала жёсткий корсет на очередном платье.

— Говорят, в столице уже не носят платья с высоким воротом, — застёгивала воротник-стойку на крошечные жемчужинки пуговиц служанка. — Сейчас в моде открытые плечи, декольте, и чтобы грудь из него почти вываливалась, а спина до талии была совершенно голой.

— Вот приедем в столицу, там и закажешь себе своё декольте. Глядишь, охмуришь какого-нибудь смазливого королевского конюха.

— Ой, здешний помощник конюха тоже такая душка, — скосила глазки в пол служанка. — Обещал научить меня ездить в седле как настоящая амазонка.

— Это как? — Айна дёрнулась, когда заправленные концы ленты шнуровки царапнули нежную кожу.

— В мужском седле.

— Так ты разве не умеешь? — девушка встала, откидывая назад уложенные локонами волосы. — У нас на юге все девушки ездят только так.

— Ну, он-то этого не знает, — коварно улыбнулась Ивет.

 

Спустившись по широкой мраморной лестнице, Айна не сочла нужным извиниться за задержку.

«Вот ещё! Навязались на мою голову, пусть терпят. Я не просила такой компании. И сама бы прекрасно поужинала. И до столицы обошлась без провожатых».

— Миледи, — подал ей руку на последней ступеньке Одилон. — Вы обворожительны.

— А вы совсем не изменились, Лотер. По крайней мере, с того времени, когда мы последний раз виделись, — она подала ему руку, но вдруг остановилась. — Хотя нет. Мне кажется, вы похудели.

Перекосившееся лицо герцога де Одилона и блеснувшая улыбка герцога де Риза стали ей наградой за её маленькую, но жестокую месть.

Но только усаживаясь за огромный стол, накрытый с одного конца на три персоны, она заметила какой и на самом деле Лотер худой.

«Белобрысый, долговязый, костлявый», — оценила его Айна по-своему, отвергая более справедливые «светловолосый, высокий, стройный». Даже излишняя худоба его не портила. А рельефно выступающие скулы лишь сильнее подчёркивали его аристократизм. В нём чувствовалась порода, чистокровность, масть. Если бы не презрительно поджатые губы, тонкие, бескровные, жёсткие, он был бы идеален.

— Ваше здоровье, господа, — первой подняла бокал юная герцогиня. В конце концов, она — невеста принца, а они слишком сильно её разозлили. И она слишком устала, чтобы с ними любезничать.



Елена Лабрус

Отредактировано: 24.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться