Проклятый принц

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 6. Я раскрыта.

ГЛАВА 6. Я раскрыта.

   Из сожженного дневника Эрика

   "Последние недели я был очень занят. Папаша выбрал неподходящее время, чтобы наконец-то признать мои заслуги и пригласить на заседания совета. Наконец-то он понял, что Рон, мой брат, не в состоянии произнести ни одной умной фразы, не то что разродиться стоящей идеей. Не то, что я. В последнее время я просто фантанировал различными концепциями и проектами. Раньше ради такого признания я бы много отдал, но сейчас все это отвлекало от важного. Днем я проводил время с Отцом, а ночами засиживался в библиотеке в поисках противоядия. Нужно было влюбить в себя Эйприл. Но как это сделать, если постоянно хочется причинить ей боль. Не повезло, и она не мазохистка. Действительно жаль, могли бы неплохо поиграть, я всегда за разнообразие.

   Но вернемся к делу. И вот, что я узнал. Я не зря тогда смеялся над лепреконом, их магия действительно очень слаба, и на людей почти не действует. Но есть одно жирное но. Если человек или эльф, или бог знает кто владеет магией, то заклятие становится настолько сильным, насколько сам бедолога силен в магии. А я в ней очень силен, и как назло, Эйприл тоже не обычная лесная шарлатанка, а потомственная ведьма, сама еще не знающая своих возможностей.

   Это плохо, очень плохо. Была мысль, отправиться поискать того старого убл@дка. Но врядли я успею это сделать за день, не брать же Эйприл, в конце концов на такое предприятие, а разлучаться нам нельзя. Да и к тому же он там у них вроде короля, выйдет скандал, а огласка нам сейчас не нужна. И в конечном итоге, сам лепрекон не мог ожидать, что заклятие так хорошо подействует. Так что, бесполезная трата сил и времени. Больше всего меня сейчас интересовало, что будет, если я не успею приручить Эйприл вовремя, и что будет, если успею?

   Но были и положительные сдвиги, я нашел заклинание и рецепт зелья, ослабляющие действие проклятия. Теперь я хотя бы могу находиться в присутствии Эйприл без дикого желания на нее наброситься, и на том спасибо. Я даже начал испытывать своего рода извращенное удовольствие, стоять рядом с ней на глупых дворцовых церемониях и анализировать и разбирать по полочкам возникающие чувства и желания. Вот только с прикосновениями выходит пока так себе, трудно они мне даются. Хорошо хоть Эйприл следует моде людей и носит перчатки. А ведь я так редко прикасался к голой коже настоящей Эйприл. Так стоп, не время об этом думать».


 

   Сама же Эйприл тоже не находила себе место, но совершенно по другим причинам. Она знала, что рано или поздно ее обман раскроется. Долго так продолжаться не могло. И чем больше проходило времени, тем становилось страшнее, предугадать реакцию Эрика было невозможно. Это стало навязчивой идеей, каждый раз, когда она ухаживала за клоном, представляла, что дверь открывается от резкого толчка, и заходит Эрик.

   Эти мысли будоражили кровь, вызывали панику, и как ни странно придавали сил. А может быть, просто это была защитная реакция психики, сосредоточить полностью внимание на сиюминутных проблемах и не видеть всего ужаса ситуации в целом - во что превратилась ее жизнь, и что ждет в будущем. Она боялась даже думать об этом. Иначе было не избежать крамольных мыслей, что своим поспешным решением Эйприл выменяла одну жизнь, а взамен отдала другую. А стоил ли отец такой жертвы? Все ее существо противилось зависимости и ограничениям, Эйприл не могла принять свое положение. Но от таких неуважительных мыслей об отце стыд разрушал остатки ее душевного равновесия.

   Однако, "свободного" будущего у нее уже не будет. Жену принца так просто не отпустят, даже если сам Эрик "охладеет ". Эйприл теперь принцесса крови, чтобы это ни значило. Временами отчаяние настолько овладевало девушкой, что руки тянулись к бритве, но это было трусостью, а уж слабой она себя никогда не считала. Она все равно ощущала себя проданной в борделе девкой, только вместо сутенера выступал отец. Наверное, ему удобно было не задумываться о причинах столь скоропалительной свадьбы, и спокойно уехать домой после ритуала. Да, она не сказала прямо обо всем отцу, и разве могла? Как бы Эйприл все это сформулировала? Отец, ты вроде как выжил только благодаря тому, что я согласилась стать игрушкой в руках опального принца с сомнительной репутацией, хотя при чем тут репутация. Ключевое слово — игрушка. И пока она даже немного упивалась ролью жертвы, отец ничего не заметил или не захотел заметить ее состояния награни, совсем не вяжущегося со статусом новобрачной. Он предпочитал не замечать, сделать вид, что все прекрасно, хотя она намекала об Эрике, не могла себя пересилить и сказать прямо.

   Можно сказать только одно точно. Мать, какая бы она ни была, Эйприл потеряла еще при рождении, отца же лишилась в то утро, когда он очнулся от лихорадки, все понял из сбивчивых объяснений... и промолчал, принял ее жертву. Это она сразу поняла по его взгляду, виноватому, но в то же время облегченному спасением. В эту секунду время остановилось, и она возненавидела его за трусливую радость, себя за напрасную жертвенность.

   В такие моменты она все больше жалела, что рядом нет матери. Возможно, она сама что-то делает не так, и другая девушка на ее месте давно бы со всем разобралась. Иногда сама идея с клоном казалась идиотской. Но она прекрасно помнила «первую брачную ночь» клона, да и последующие мало чем отличались. Однако, в последнее время ночные визиты принца почти прекратились. С чем это связано, Эйприл не знала, но предполагала, что надоела. Хотя странные задумчивые взгляды мужа все также преследовали ее, стоило оказаться рядом.

   И, наконец, день, что так пугал Эйприл настал. Она приводила в порядок клона скорее по привычке, чем из-за необходимости, Эрик давно не заглядывал по ночам. Дверь открылась, на пороге застыл Эрик, она застыла с расческой в руке, боясь пошевелиться, и только ее клон продолжала смотреть перед собой с ничего не выражающим взглядом.



Виктория Дубровская

Отредактировано: 25.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться