Проклятый рейс

Размер шрифта: - +

Глава 6

18:45

Дорога

Поворот

Автобус между тем набрал приличную скорость и будто летел на воздушной подушке к городу. За окном все быстрее мелькали деревья и кустарники, а отдельные предметы и вовсе было не рассмотреть: они сливались в длинную туманную полосу. На крутых поворотах автобус слегка заносило, мягко покачивающийся салон тогда резко кренился на один бок, и люди, теряя равновесие, заваливались друг на друга.

Сначала слышался едва слышный ропот, но, когда на голову пассажиру с верхней полки свалился тяжелый рюкзак, ропот перерос в гвалт: сидящий громко закричал, потирая ушибленное место.

– Водила, ты что, дурак? Убить нас хочешь!

На колени к Асе, потеряв равновесие, упал мужчина с седым ежиком волос. Это вызвало взрыв смеха со стороны молодежи. Болтливая толстушка только охнула и от неожиданности даже не нашлась, что сказать. За нее постарался Рыжик:

– Дядечка, а дядечка, что это вы ослабели, на женские теплые коленочки сесть захотелось?

– Ой, Виктор, смотри, жене расскажу, как ты в ее отсутствие с чужими бабами развлекаешься, – засмеялся высокий, немного сутуловатый приятель мужчины по даче.

Тот смутился, но быстро выпрямился и стал извиняться перед Асей, зардевшейся от удовольствия.

– Да ладно, ничего страшного. Хотите, я вашу корзинку возьму? Она же мешает, вот и споткнулись.

Не успел хозяин опомниться, как толстушка выдернула из-под его ног корзину. На этом их конфликт был исчерпан. Ася с вызовом окинула взглядом салон, гордясь добрым поступком.

Автобус тем временем продолжал двигаться быстрее, чем следовало. Шофер был явно не в себе: салон переполнен, а значит, пазик неустойчив на дороге. Когда машина резко поворачивала влево, пассажиры дружно заваливались вправо, и наоборот. Плохо приходилось и тем, кто подпрыгивал на садистски неудобных, кривых креслах (сам, поди, никогда не ездил в таком режиме!). Особенно тяжело было дачникам, стоявшим в центре салона. Чтобы не упасть, они старались удержать равновесие и постоянно хватались за любые выступающие поверхности. Иногда это были чужие головы или плечи. От напряжения у пассажиров начали болеть руки и ноги.

– Я больше не могу, – жаловалась соседке стоящая у самых дверей женщина. – Мне иногда кажется, что еще один такой рывок, и я вывалюсь из автобуса на дорогу.

Наконец, терпение людей лопнуло, и в сторону кабины понеслись возмущенные возгласы и проклятия:

– Эй, ты, ненормальный! Дрова везешь, что ли?

– Немедленно сбавь скорость! Куда гонишь, на пожар?! На тот свет еще успеем.

– Кто тебе права выдал? Угробить нас хочешь?

Сашка слышал эти крики, но никак не реагировал. У него в душе горел пожар, и претензии пассажиров совсем не интересовали. «Скорее, скорее, еще чуть-чуть, – думал водитель, – пусть покричат немного. Ничего им не сделается». Все мысли его были заняты одним: успеть на футбол. Тело устремлено вперед, взгляд прикован к шоссе, нога изо всех сил давит на педаль газа. На поворотах старался не тормозить, чтобы не тратить лишнее время. Автобус от такого маневра опасно кренился, забрасывая пассажиров то на одну, то на другую стену.

Какой-то нетерпеливый и слишком бдительный человек стал громко стучать в окно кабины:

– Водитель, немедленно сбавьте скорость! Вы что, хотите в аварию попасть?

Сашка раздраженно махнул рукой: мол, не лезь, не отвлекай. Но мужчина не унимался, и водитель, вынужденный повернуться к нему, крикнул:

– Сядь на место, не мешай!

Он отвлекся только на секунду, но автобус уже повело в сторону. Справившись с управлением, Сашка увидел впереди крутой поворот и предупреждающий дорожный знак. Машин на трассе было немного, и он опять решил не тормозить...

Автобус, ведомый уверенными руками шофера, устремился вперед, но в последнюю секунду Сашка вдруг увидел мчащуюся навстречу шуструю тойоту. Машина вынырнула из-за поворота так внезапно, что он даже не успел напугаться.

Думать было некогда, но как опытный водитель Савельев знал: в таких ситуациях главное – не паниковать. Ногу на педаль тормоза. Руки резко выворачивают руль…

Ошибка!

Сашка почувствовал, как заднюю часть автобуса отрывает от асфальта и заносит к обочине. Пытаясь выровнять машину, краем глаза он увидел: мимо серебристой плотвицей промелькнула встречная легковушка с испуганным водителем в окне, а затем в кабину ворвался шквал звуков. Визг шин по асфальту, противный скрежет придорожных кустов по правому боку автобуса, возмущенные и испуганные крики людей в салоне и бешеный стук собственного сердца – все смешалось в тягучий, густой кисель из звуков, плохо подобранных друг к другу и вызывающих озноб.

И все-таки Савельев справился с управлением. Он стал плавно тормозить и разворачивать машину. Автобус, чуть-чуть проехав юзом, остановился.

Только сейчас на Сашку навалился страх. Он посмотрел на руки, сжимавшие руль: пальцы дрожали от пережитого напряжения, а костяшки и вовсе побелели. Водитель с усилием разжал руки и вытер вспотевшие ладони о джинсы. К горлу подступила тошнота.

– Ну, его к черту, этот футбол! Так, действительно, раньше срока можно в ящик сыграть, – пробормотал Сашка. Он открыл дверь, вдохнул полной грудью вечерний воздух, напоенный запахом хвои, так как рядом зеленел сосновый лес, и спрыгнул на дорогу.

***

Лена с трудом приходила в себя. Страх не отпускал, накатывал волнами, вызывал судорожный спазм дыхания и слезы на глаза. Она крепко прижимала к себе Машу, будто искала у нее спасения и избавления от гнетущего ужаса. Девочка начала хныкать, пытаясь вырваться из цепких рук женщины, и та вдруг поняла, что делает малышке больно.

– Все хорошо, тихо, дорогая, тихо, – успокаивала ее Лена, – ничего не случилось. Она давно заметила, что почти не паникует в критических ситуациях: после первого приступа страха накатывает такое ледяное спокойствие, как будто между ней и трагедией вырастает стена.



Кира Фарди

Отредактировано: 11.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться